Наш лидер | Статьи | Kulturkampf | Наши символы | Библиотека | Наши баннеры | Календарь | Ссылки | Гостевая книга 


ГЛАВНАЯ
НАШ ЛИДЕР
СТАТЬИ
KULTURKAMPF
БИБЛИОТЕКА
НАШИ СИМВОЛЫ
КАЛЕНДАРЬ
ССЫЛКИ
НАШ БАНЕР
ГОСТЕВАЯ

 

 

 

В.Л.

 

В ПОИСКАХ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ

 

Данный текст является результатом спонтанной попытки в отчаянии от ретроспективного анализа прежних поражений Движения нарисовать контуры перспективного направления интеллектуально-идеологической деятельности, вернее, даже не контуры, а какое-то самое общее направление. Данное направление не стоит расценивать как "генеральную линию", строгое соблюдение которой предписывается всем, кого этот текст может задеть за живое. Скорее, это приглашение подумать и порассуждать вместе с автором, желание инициировать полемику, побудить к творчеству. Автор никогда бы не осмелился выступать с подобными идеями, если бы горизонт не был столь беспросветным, а реалии окружающей нас идейно-ментальной действительности – столь унылыми.

 

Конечно, этот текст – в некотором роде провокация. Однако такой подход продиктован объективными обстоятельствами, и автор надеется на понимание и – в идеале – активное участие всех заинтересованных лиц. Автор посчитает, что его цель в краткосрочной перспективе достигнута, если текст вызовет какой-то резонанс и обсуждение.

 

Изначальной посылкой данного текста является то, что мы (кто такие эти "мы"? - спросит читатель, и явно забежит вперед паровоза) стоим перед вызовом, и дать ответ на этот вызов – это вопрос нашего выживания. В своей методологии автор исходит из категорий культурной антропологии в первую очередь.

 

1. Культура и политика. Культурная парадигма первична, политическая – вторична. Это аксиома. Мы не знаем, что такое объективные факты, события и процессы – мы видим мир через призму культуры, к которой мы принадлежим. Мы не видим объективную реальность – мы видим ее проекцию на экран нашей культуры. Некоторые действия невозможны в рамках определенных культур. Для их совершения нужно принадлежать к другой культуре, иметь другой менталитет. Необходимо осознать этот факт как объективную данность. Мы так живем. Мы человеки.

 

Если в политике долго и упорно ничего не получается, значит, дело в культурной парадигме (под "культурой" я подразумеваю, естественно, не только совокупность наук-искусств, а всеобъемлющую категорию образа жизни, психологии, экономики, поведения и моделей сообщества). Либералы победили монархии в Европе не силами ружей, а культурной (и экономической, естественно, поскольку все это идет в одном флаконе) парадигмой Возрождения-Реформации-Просвещения и прочая, и прочая, до либеральной демократии. Не потому, что люди вдруг решили, что парламент лучше короля, а потому что на протяжении десятилетий и столетий формировалась культурная парадигма, альтернативная "традиционной", которая ее и смела – в политической сфере это было последним шагом, только довершающим все то, что произошло в культурной. Это очевидно; совок тоже проиграл холодную войну, приняв культурную парадигму Запада, остановившись на полпути в формировании собственной парадигмы. Перестройка была не убийством, она только закопала труп. Равно как и революция 1917 года... как и любая другая революция.

 

2. Культурные парадигмы. Существует определенный "объективный" процесс развития и смены этих самых культурных (вторично – политических) парадигм. Традиционное сознание ответило на модернизацию и либерализацию общества, разрушение патриархальных устоев национализмом (теория Э. Геллнера, которая кажется мне в свете "культурно-антропологических" изысканий весьма правдоподобной). Национализм был прекрасен при своем рождении, в своем максимальном выражении он приобрел характеристики полноценной культурно-политической парадигмы фашизма/консервативной революции, но он имел серьезный порок – своим происхождением он был самым непосредственным образом связан с либерализмом и культурной парадигмой антитрадиционной. Современной. Свой личный кризис идентичности автор пережил, когда осознал, насколько национализм связан с типично современными, либеральными, если относиться к терминам нестрого, культурными парадигмами. Национализм – это попытка приспособить традиционные ценности к современной культурной парадигмой. В своих наиболее глубоких и последовательных проявлениях национализм прямо апеллировал к традиционной культурной парадигме, что, конечно, лучше и интеллектуально более честно, по сравнению с апелляцией в националистических терминах к либеральному мировоззрению, но еще более бесполезно – традиционная картина мира уже уничтожена, похоронена и оплакана. Ломать надо саму парадигму современности, при этом осознавая, что апелляция к прошлому – проигрышной вариант. Прошлое нас не интересует. У нас еще все впереди.

 

На настоящий же момент современная парадигма практически не имеет противников. Самые последовательные формы самореализации национализма были устранены с культурной карты военно-политическими методами, То, что после этого осталось и не было дискредитировано, условно, Освенцимом, было приручено и инкорпорировано в современную либеральную модель. "Националист", претендуя на "выход из тени труб Освенцима", обречен говорить на языке современности, лишая себя тем самым внутреннего потенциала для фундаментального сопротивления. Те, кто не претендуют на понимание масс, продолжают мусолить идеи, побежденные сто и больше лет назад. Идеи эти сами по себе неплохи – но они принципиально неприменимы к современному миру, к современному человеку. Пластмассовый мир победил, макет оказался сильней.

 

3. Новый факт культуры. Таким образом, сама констатация реального положения дел ставит нас перед необходимость формирования новых идей, а поскольку выше мы установили вторичность политики по отношению к культуре, если мы не хотим сознательно и последовательно обрекать себя на поражение, мы стоим перед необходимостью формирования принципиально новой культурной парадигмы.

 

 

К. Клакхон в хрестоматийной книге "Зеркало для человека. Введение в антропологию" (СПб, Евразия, 1998), со ссылкой на классика культурной антропологии Р. Дихона дает на с.80 следующую формулировку: для того, чтобы "новый факт культуры" (что можно экстраполировать на более высокий уровень: "новая культурная парадигма") имел шанс на реализацию, на то, чтобы состояться, необходимы сочетания трех факторов: удобного случая, необходимости и творческого гения.

 

Резюмируем ход наших мыслей. Мы стоим перед необходимостью создания нового факта культуры, новой парадигмы. Копировать старую бесполезно – доминирующая на настоящий момент парадигма ее уже ее частично победила, частично приручила и выработала иммунитет против нее. Создание новой культурной парадигмы – необходимость нашей борьбы.

 

4. Новая парадигма – вопрос выживания. Нам следует осознать: у нас нет шанса создать политическое движение и в рамках существующей Системы победить (прийти к власти, осуществить преобразование общества и менталитета людей). У нас нет шанса создать внесистемное движение, которое достигло бы тех же целей: Система (вернее, ее культурная парадигма) обладает мощным иммунитетом против такого рода подрывной работы. Кроме того, она обладает опытом противодействия тому, что уже было, а создать в этой области (на верхушке айсберга, на основе старого фундамента) что-то принципиально новое, против чего у Системы нет иммунитета – на данном этапе невозможно.

 

Консерватизм смерти подобен. Старые, проверенные методы не работают. И не могут работать в сложившихся условиях. Копирование заранее обреченных убогих ультраправых форм – пустая трата времени и сил. Это надо осознать и стряхнуть прах со своих ног. Путь Господу следует предуготовлять в пустыне.

 

Нам предстоит тяжелая и длительная работа с минимальным шансом на успех. Но только такая кропотливая (и творческая) работа по поиску, конструированию, разработке и пропаганде дает нам минимальный (и в очень отдаленной перспективе) шанс на что-то. Вы скажете: нам нельзя ждать, мы же попросту вымрем через пару десятков лет, нас уничтожат! Да, это так. И это важнейший фактор, из указанных в п.3 : необходимость.

 

На счет двух других условий К. Клакхона сказать вкратце нужно следующее. С творческим озарением у нас, откровенно говоря, отвратительно. Совершенно очевидные вещи игнорируются именно теми, кто просто обязан их осознавать, прежде чем вообще делать что-либо. Увы. Интеллектуальный уровень борцов с современностью может быть весьма высок – но с творческим озарением дело плохо.

 

А вот случай у нас уникальный: Россия еще находится в той фазе, которую западный мир уже прошел. Та культурная парадигма, которая уже утвердилась на Западе настолько прочно, что может и не бояться подвергаться сомнению – ее (почти) невозможно сокрушить и противопоставить ей что-то серьезной, у нас еще выглядит неестественно, принимает убогие и диковатые формы. У нас это здание еще имеет бреши в своей кладке, куда еще можно забить деревянные клинья. Если на эти клинья лить воду, они еще имеют шанс разорвать каменное небо чужих законов.

 

5. Контуры новой парадигмы. Поиск новой парадигмы – вещь дико сложная. Первое, что необходимо осознать в этом деле: обязанность отказаться от шаблонов, штампов и стереотипов заведомо побежденных парадигм. Это не означает, что нам совершенно не на что опереться: в постмодернистском контексте альтернатива уже начала формироваться. Отправной точкой направления мысли может стать, на взгляд автора, синтез новой левой философии второй половины ХХ века с традиционалистским импульсом, который живет в наших сердцах, приспособленный к нынешним условиям (которые принципиально отличны как от условий начала ХХ века, когда рождался традиционализм, так и от 1960-х годов, когда рождалась новая левая философия), этот ни кем еще удачно не осуществленный синтез (неудачные попытки, весьма ценные, однако, уже тем, что они имели место – это А. Дугин и Р. Бычков, более удачные, но по определению культурно неприемлемые – Г. Джемаль и Д. Корчинский). Категория, взятая на вооружение из новой левой философии – это "отчуждение".

 

Отчуждение – это основной порок доминирующей парадигмы. И это тезис, от которого стоит оттолкнуться. Пожалуй, описанию этой проблемы стоит посвятить отдельную статью, если, конечно, сама постановка вопроса вызовет интерес у аудитории. Здесь об этом можно сказать только в двух словах.

 

Об отчуждении как важнейшей характеристике современного мира много и внятно писали новые левые мыслители, из которых наибольший интерес для нас могут представлять Ги Дебор, Г. Маркузе и Ж. Делёз. Пожалуй, очевидно, что современное общество представляет собой наиболее высокую степени отчуждения за всю человеческую историю. Собственно, сама идея представительной демократии заложила основу отчуждению как фундаментальной характеристике культурной парадигмы современности. Речь идет, однако, не только о политической проблеме, например, отчуждения власти от гражданина, отчуждения права от его носителя и т.п. Речь идет об осноовобразующей проблеме – отчуждении человека от жизни.

 

Отчуждение противоположно жизни. Из "быть" и "иметь" современный человек выбрал последнее. Он утратил главное человеческое свойство – он перестал быть живым. Отчуждение лишает человека субъектности. Мы должны вернуть человеку субъектность. Мы должны вернуть его к жизни. Наш лозунг: "Да, жизнь!". Сложно представить себе что-либо более антилиберальное

 

Последний тезис еще будет удостоен развития. Пока же надо просто осознать очевидное: мы стоим перед непреодолимой необходимостью создания новой культурной парадигмы. Необходимо еще научиться мыслить категориями культуры.

 

Источник:

Интернет-журнал «НОВАЯ РОССИЯ»

http://new-russia.org