Наш лидер | Статьи | Kulturkampf | Наши символы | Библиотека | Наши баннеры | Календарь | Ссылки | Гостевая книга 


ГЛАВНАЯ
НАШ ЛИДЕР
СТАТЬИ
KULTURKAMPF
БИБЛИОТЕКА
НАШИ СИМВОЛЫ
КАЛЕНДАРЬ
ССЫЛКИ
НАШ БАНЕР
ГОСТЕВАЯ

 

 

 

ГЮНТЕР ГАНС

Расология немецкого народа

 

КРОВЬ

 

  1. Расология и общее образование

Немец со средним образованием сегодня еще не имеет знаний о расовом составе немецкого народа; как показывает опыт, этих знаний не найти и там, где следовало бы ожидать: в книгах по истории немецкого народа, в книгах об отдельных германских землях и племенах, о «древних германцах» и т. д.

До 1933г. школа не давала знаний о расовых признаках и расовом происхождении собственного народа. Отсутствовали не только знания; что еще хуже, отсутствовало умение видеть многие вещи, о которых безошибочно можно судить по внешним чертам человека. Современный человек утратил наблюдательность. В этом повинно и естествознание, которое, следуя заветам Галилея, стремится свести все явления к математическим формулам. В результате теряется осязаемый образ явлений. В современном человеке нужно пробудить скульптора, чтобы он мог запомнить и воспроизвести форму головы, носа, губ, подбородка и т. д.

Наблюдательность нужно воспитывать. Меня всегда поражало, насколько плохо свидетели в суде описывают внешние особенности лица и тела. А ведь еще Гёте говорил: «Облик человека это текст, в котором написано всё, что о нем можно сказать».

Каждый, кто впервые слышит о европейских расах, о принципиальных различиях между ними или о том, что все европейские народы имеют смешанный расовый состав, сначала отнесется к этим сведениям с недоверием. И тем не менее, речь идет о различиях, бросающихся в глаза. Но люди привыкли, если перед ними не заведомый инородец, японец, негр или ярко выраженный еврей, видеть прежде всего представителя своего народа, сословия, племени, рода, даже общественного объединения или городского квартала и лишь потом замечать, блондин он или брюнет, высокий или малорослый, широко- или узколицый...

... Теория среды XIX века тоже способствовала отвлечению внимания от расовых явлений. Если при характерном для этого века образе мышления было возможно объяснить форму головы племени высотой местности, в которой оно обитает, или его образом жизни, это показывает, что еще совсем недавно наука сама затрудняла себе понимание расовых явлений. С 1900 года началась новая эпоха. Прошлая была эпохой историзма, даже историцизма, эпохой теории среды, новая во всем видит внеисторическую суть вещей. Выразителем нашей эпохи в искусстве является экспрессионизм. Мы живем в эпоху, когда народы ищут в истории характерное, вневременное, чтобы поднять силы, которым они обязаны своим величием, из сферы бессознательного на сознательный уровень... «Люди хотят сделать сознательным бессознательное развитие национальной души; люди хотят укрепить и творчески реализовать специфические особенности кровно родственной группы; люди хотят сделать народные инстинкты более продуктивными, определив их тип». Так с удивительной прозорливостью и пониманием требований расовой жизни и расового возрождения пишет сионист Мартин Бубер в своей статье «Еврейское движение» (1916).

Прежде всего, нужно задать вопрос о самой сути расы. Что означает это название? Как следует определить этот термин?

Такое определение тем более необходимо, что во многих книгах, посвященных расовым проблемам, слово «раса» часто используется без предварительного четкого определения того, что следует понимать под «расой». Обилие толкований усугубляет путаницу (см. раздел «Неверное понимание расовой идеи и злоупотребление ею» в моей книге «Нордическая идея среди немцев»).

Знание расовых особенностей европейских народов не является составной частью т. н. общего образования. При слове «раса» на ум приходят, прежде всего, желтые, черные, «краснокожие» и т. п.

Применительно к Европе многие люди вспоминают термин «кавказская раса», используемый в старых научных книгах как синоним собственно европейской или «белой» расы, к которой принадлежат почти все европейцы. Со словами «кавказская раса» ассоциируется образ приличного бородатого человека с лицом не узким и не широким, со здоровым цветом лица и русыми волосами: так в старых книгах изображают представителя «кавказской расы»1. И редко представления о расовых типах Европы бывают более ясными. Слово «раса» вызывает, самое большее, смутное представление о расовой чуждости живущих среди европейских народов евреев или о высоких, голубоглазых и светловолосых древних германцах, от которых якобы произошли все немцы, или о противоположности германцев и романцев или германцев и славян или об англосаксонских «двоюродных братьях» или о «кельтских аборигенах» – более четкого содержания слово «раса» не получает. Почти все эти представления в принципе ложны...

1 Термин «кавказская раса» применяется на Западе и сегодня, что порой приводит к смешным курьезам. Так недавно диктор новостей, сообщая о гибели самолета на Филиппинах, сказал, «что среди погибших было «двое кавказцев». Очевидно, переводчик по неграмотности подумал, что речь идет о «лицах кавказской национальности», хотя имелось в виду, что среди погибших туземцев было двое белых (Прим. пер.).

 

Особое внимание к расовым вопросам, традиционное знание, по крайней мере, собственных расовых особенностей встречается только у евреев...

Благодаря т. н. общему образованию путают расу и вероисповедание, расу и язык. Почти на всех известных картах, изображающих «человеческие расы Земли», показаны не расовые, а языковые общности, например, «индогерманцы», «хамиты», «семиты», «урало-алтайские народы» и т. д. В Европе говорят о германской, романской и славянской расах и становятся в тупик, когда видят перед собой, например, жителя Нормандии, т. е. француза, «романца», выглядящего, как германец – высокого, голубоглазого блондина или такого же русского или даже финна – ведь русские якобы принадлежат к «славянской расе», а финны к «финно-угорской». Или наоборот: типичным представителем «славянской расы» средний немец считает человека среднего роста с широким лицом и выступающими скулами, но с большой долей вероятности таких людей со «славянскими» чертами нередко можно встретить в Германии и не только на Востоке, где немецкий язык граничит со славянскими. «Романцев» обычно представляют себе черноволосыми, черноглазыми эмоциональными людьми, но такие есть и среди немцев. Бывают итальянцы, испанцы, французы, румыны и прочие «романцы», выглядящие, как «древние германцы». Много таких людей среди финнов, а также среди берберов, особенно кабилов, Северной Африки, говорящих на хамитских языках. Смешение языковой и расовой принадлежности ведет к путанице. Есть германские, романские и славянские языки, но нет германской, романской или славянской расы. Язык и раса взаимосвязаны, эти связи нелегко открыть, но языковые границы никогда не являются расовыми и наоборот. Раса и народ не совпадают. Еще более поверхностно смешение расы и гражданства. Нет итальянской, испанской, греческой или английской расы. Язык, гражданство, вероисповедание, народные обычаи, все эти вещи не имеют ничего общего с расой, точнее, не связаны с ней непосредственно. Гражданство – правовое понятие, народ – исторически-цивилизационное, раса – термин естествознания, термин описательной антропологии. Расовые исследования это, в первую очередь, изучение физических особенностей людей или отдельных человеческих групп. Народ включает в себя людей, имеющих один язык и одинаковые обычаи, государство – определенную сферу власти, раса – людей с одинаковыми физическими и психическими наследственными задатками. До сих пор расология обычно ограничивалась физическими признаками и редко делала попытки описать и психические. В данной книге такая попытка сделана.

Никогда нельзя упускать из вида границы употребления терминов. Большинство ошибок расовой теории и ее неправильного понимания проистекает из описанной выше путаницы. Повторим предупреждение, которое сделал французский расолог Топинар в 1889г. на конференции антропологов всех стран: «Позвольте мне напомнить об одном из самых достоверных фактов общей антропологии, о котором напоминают недостаточно часто: о том, что понятия расы и народа не имеют между собой ничего общего, что все народы Европы имеют примерно одни и те же расовые составляющие, только смешанные в разных пропорциях».

Термин «раса» может употребляться сначала только в связи с описанием физических признаков. Это, прежде всего, естественнонаучный термин. Расология, как и любая естественная наука, начинает с описания физических признаков, которые можно измерить, взвесить и выразить в цифрах. После этой чисто описательной работы, которая делает максимально ясным зримый образ расы, можно переходить к не менее важным исследованиям психического склада, характерного для каждой расы. То, что это второй этап работы, вовсе не значит, что он второстепенный. Физические и психические особенности расы должны быть одинаково важны для расологии. Я выбрал такую последовательность лишь потому, что для оценки психического склада группы людей нужно сначала четко представить себе ее физическое отличие от остальных.

Данная книга написана не затем, чтобы пополнить ряд специальных трудов на эту тему. Она призвана обострить наблюдательность, более того: пробудить понимание расовой обусловленности человеческой среды и истории.

Как определить понятие «раса»? Начнем с вопроса: каковы внешние проявления расы? Как возникают образы разных рас? Когда речь идет о желтой или о черной расе, все понятно, но как наука выделяет разные расовые типы в Европе?

Расолог, приехавший в Германию из-за рубежа, сначала пришел бы в замешательство. Ему, прежде всего, бросились бы в глаза блондины и он отнес бы их всех к одной расе. Но потом, наблюдая разные оттенки, он столкнулся бы с затруднением: где граница между светлым и каштановым цветом волос? Но и без учета этих оттенков: есть блондины высокие и низкорослые, с короткой и длинной головой, с голубыми и карими (хотя и реже) глазами, с мягкими и жесткими волосами. Означает ли каждая вариация особую расу? С учетом такого же разнообразия среди брюнетов получится бесчисленное количество рас. Но даже если этот расолог выделит ряд отдельных рас, со временем он к тому же обнаружит, что от брака двух темноволосых брахикефалов могут родиться светловолосые дети с длинными головами или один темноволосый короткоголовый и один светловолосый длинноголовый ребенок или дети переходных типов. В расы следует объединять лишь такие группы людей, которые всегда воспроизводят себе подобных.

Этот расолог быстрей сумел бы сориентироваться, если бы попал в область Европы со сравнительно однородным населением. В Швеции или Шлезвиг-Гольштейне он встретил бы особенно много высоких, светловолосых и голубоглазых людей с узкими, длинными головами, светлой кожей, мягкими волосами и рядом других особых признаков, в Альпах – низкорослых людей с каштановыми или черными волосами, с короткими, круглыми головами, плоским носом, желтовато-коричневой кожей и более жесткими волосами; в горах Албании, Боснии и Сербии, а также в австрийских Альпах – высоких, черноволосых людей с короткими головами и сильно выступающим носом и т. д. Тогда заезжий расолог быстрей создал бы классификацию, соответствующую действительной расовой картине Европы. Но в населении, живущем на территориях между названными областями, вышеописанные признаки смешаны.

Если пересечь Европу по линии от Шлезвиг-Гольштейна до Южной Италии, будет наблюдаться следующая картина: в небольшой области на северо-западе Германии, где преобладают высокие голубоглазые блондины-долихокефалы, население уже неоднородно, его меньшинство имеет более низкий рост и более темные волосы. Процент темноволосых людей увеличивается по мере продвижения на юг и становится все заметней к югу от Гарца. Очень разнообразно население Центральной Германии, где часто в одной семье разные признаки по-разному распределяются среди детей. Такая же картина и в Южной Германии, но там все больше низкорослых, темноволосых брахикефалов; в ряде альпийских областей они преобладают. На севере Италии, в долине По, картина опять становится запутанной: здесь снова увеличивается число блондинов. К югу от Умбрии они исчезают, далее живут темноволосые брахи- и долихокефалы; последние постепенно становятся преобладающими.

Иные переходы наблюдаются в баварских Альпах и Тироле. Следуя оттуда в горные области Югославии и Албании, мы опять встретим там однородное население: высоких брахикефалов с выступающим носом. В Греции – опять мешанина.

Если двигаться из Германии на восток, будет увеличиваться число приземистых, широколицых блондинов, особенно часто встречающихся в ряде польских и русских областей.

Где же живут чистые расы? Неужели они составляют только меньшинство в пяти описанных областях? Можно ли считать особыми расами низкорослых блондинов-долихокефалов, высоких брюнетов-долихокефалов, широколицых людей с сильно выступающим носом или вообще нет никаких рас и все это лишь бессмысленная игра природы? У родителей-брюнетов рождаются дети-блондины, у высоких родителей – дети маленького роста.

Наличие пяти областей со сравнительно однородным населением еще не позволяет сделать выводы, не дают доказательств и раскопки доисторических и исторических погребений, так что исследование европейских рас находится пока на начальном этапе. Деникер («Расы и народы Земли») в 1898-99 гг. еще не пришел к четкому различению чистых рас и смешанных популяций. Он насчитывал в Европе шесть основных и четыре вторичные расы. В вышедшем в 1926г. после его смерти втором издании, к сожалению, не учтены результаты исследований после 1900 года. Рипли («Расы Европы», первое издание – 1899г.) исходил из наличия трех европейских рас. Но результаты исследований показывают, что в Европе пять основных рас.

Кроме этих пяти основных рас можно тут и там найти более слабые или более сильные следы влияния других рас, особенно доисторических. Сильное влияние палеолитической кроманьонской расы прослеживается в Германии.

Но даже если бы при смешении рас, зашедшем еще дальше, чем сегодня, людей чистой расы вообще не было бы, даже если бы области сравнительно чистых рас исчезли в результате скрещивания, даже если бы картина распределения признаков везде казалась на первый взгляд одинаково пестрой, даже и тогда во многих случаях можно было бы проследить рассеянные в этой пестроте части чистых расовых типов и благодаря своеобразным корреляциям признаков составить представление о первоначальных чистых расовых типах.

Сбор данных о таких признаках, как рост, цвет волос, форма черепа и т. д. позволяет выявить определенные корреляции отдельных признаков, например, чем больше в населении темных глаз, тем больше темных волос и наоборот; чем выше рост, тем (за исключением Адриатики, ряда альпийских областей и Северо-Востока Европы) чаще встречаются светлые волосы и глаза; чем больше среди населения блондинов, тем больше длинноголовых (кроме Северо-Востока Европы). Темные волосы сочетаются в Германии с малым ростом, круглой головой и курносым носом.

Таким образом, сегодня, когда смешение рас не зашло еще слишком далеко, можно выявить определенные корреляции различных признаков и в конечном итоге – чистые расовые типы. Так как при скрещивании двух или более рас отдельные признаки наследуются раздельно друг от друга, корреляции не во всех случаях указывают на расы; они могут соответствовать часто встречающимся сочетаниям признаков двух или более рас.

На карте Англии области с населением самого высокого роста это также области самой светлой пигментации и самых длинных черепов. То же самое во Франции, но ее средиземноморское побережье – область низкого роста, темной пигментации и ярко выраженной долихокефалии, а между двумя длинно-головыми расами живет низкорослая, темная, короткоголовая раса. На Адриатике и в ряде альпийских областей различаются два типа темноволосых брахикефалов: высокий с сильно выступающим носом и низкорослый курносый. На востоке Германии, балтийском побережье и в Польше встречаются два типа блондинов: высокие долихокефалы с узким лицом и узким носом и низкорослые брахикефалы с широким лицом и широким носом. Корреляции отдельных признаков позволяют в конечном итоге прийти к выводу о существовании пяти определенных европейских расовых типов.

После того, как определены основные признаки основных расовых типов Европы, можно перейти к другим признакам, таким как мягкость волос, форма века, рта, подбородка, ушей и т. д., которые лучше изучать в местах сохранения чистых расовых типов. Небольшие примеси слабо представленных рас, в частности, доисторических, считающихся «вымершими», могут быть настолько рассеяны, что по ним трудно составить четкое представление об исходном типе. Но явления наследственности можно объяснить только существованием определенных расовых типов. Поэтому глубокое знание расовых явлений и правильное решение спорных расовых проблем возможны только при знании законов наследственности.

Из всего вышесказанного наиболее целесообразным представляется следующее определение расы: раса это однородная группа людей, которая всегда воспроизводит себе подобных. «Однородная группа» означает, что данная группа по свойственному ей сочетанию физических признаков и душевных качеств отличается от любой другой. Теперь соединим вместе оба предложения:

Раса представляет собой группу людей, которая по свойственному ей сочетанию физических признаков и душевных качеств отличается от любой другой и всегда воспроизводит только себе подобных.

Крайне редко бывает, что такая группа живет как замкнутое целое, имеет одну веру, один язык и представляет собой один народ. Такими замкнутыми расово-чистыми группами остаются сегодня отдельные племена эскимосов, такими были и вымершие тасманийцы. Повторим еще раз: народ и раса это разные вещи. Карты распространения народов, языков и рас не совпадают.

(Примечание. Если современный человек, с зоологической точки зрения, представляет собой единый вид, то отдельные расы следует считать подвидами (разновидностями). Но есть также основания считать сильно отличающиеся друг от друга по наследственной картине человеческие расы отдельными видами. Этот вопрос еще не выяснен окончательно).

Расология попадает в щекотливое положение, когда она объявляет большую часть европейцев гибридами. Это делает ее неудобной для «познания самого себя» наукой. Распространение знаний о расологии Европы особенно затруднено тем, что установленные этой наукой факты наталкиваются на всеобщие предрассудки и сопротивление. Результаты, достигнутые расологией, в повседневной жизни очень легко искажаются и в искаженном виде передаются дальше без критической оценки или применяются к отдельным случаям и часто тоже без критической оценки, как и отвергаются без нее. Расология для общественного сознания нечто совершенно иное, чем просто еще одна наука: она имеет дело с тем, что близко касается каждого человека и к чему каждый человек особенно чувствителен – с неизменными наследуемыми и передаваемыми по наследству физическими и психическими особенностями человека.

2. Об истории расологии и смежных наук

Древние ассирийцы, вавилоняне и египтяне хорошо умели подмечать расовые признаки. Они оставили изображения, на которых очень верно воспроизведены расовые особенности других народов. Это изображения евреев, негров, а также светловолосых голубоглазых племен. Попытки описания рас, точнее народов, в древней Греции предпринимали Геродот, Гиппократ и Аристотель, в Риме – Лукреций и Страбон. Но серьезный интерес к расовым явлениям совпал с великими географическими открытиями и с последующими веками. В 18-м веке появились люди, которые в солидных трудах систематизировали накопленные наблюдения, включили человека в животное царство и попытались классифицировать человеческие расы: швед Линней (1707-78) и француз Бюффон (1707-88). Линней также первым выделил нордическую расу, которую назвал «Homo europaeus». 18-й и 19-й века принесли с собой новые открытия. Особое внимание уделялось тогда вопросу о моногенезе или полигенезе человеческих рас, т. е. ввиду больших различий между расами ставился вопрос, восходят ли расы к одной или нескольким исходным формам. Гёте, например, принимал идею полигенеза. Сегодня наука больше склоняется к идее моногенеза.

Создателем современной антропологии был немец Иоганн Фридрих Блюменбах (1752-1840). Именно он дал описание расовых различий форм черепов и сделал попытку классификации человеческих рас. Но впервые признал расологию самостоятельной наукой и определил ее место среди других наук Кант в своей работе «О различных расах людей» (1775). Голландец Петер Кампер (1722-89) положил в основу своих исследований измерение «лицевого угла» и тем самым впервые ввел в расологию количественные показатели. Работы Ламарка (1744-1829) и Дарвина (1809-82) дали мощные стимулы развитию антропологии. В XIX веке в разных странах быстро стали создаваться одно за другим большие Антропологические общества, многочисленные журналы которых сыграли очень важную роль в развитии науки. Столь же быстро появлялись один за другим труды по расологии европейских народов. Изучение исторических и доисторических рас позволило сделать важные выводы. Помощь со своей стороны оказала и археология: ученые научились различать каменный, бронзовый и железный век. Развивая методику измерений, швед Андерс Рециус (1796-1860), «отец краниометрии», впервые ввел деление черепов на «длинные» и «короткие» и на этой основе классифицировал человеческие расы (1840г.). В 1842г. он ввел в расологию первый указатель – соотношение длины и ширины черепа. Особые заслуги в развитии методики измерений имеет француз Поль Брока (1824-89), основатель Парижской антропологической школы. Произведенный им отбор наиболее важных измерений оказался целесообразным и был принят за основу. В 1841г. «Записки Этнологического общества» (том 1) впервые высказали идею, которая сегодня определяет направление антропо-логических исследований: «В одном народе всегда представлены несколько рас; из этой смеси следует выделить чистые расовые типы». Но пришлось ждать новейшего времени, пока этот тезис, который повторил и Топинар (см. главу 1), плодотворно повлиял на расологию, хотя «общее образование» все еще продолжает путать народ и расу.

Началось расовое исследование целых европейских стран. В 1874-77 годах в Германии, Австрии, Швейцарии и Бельгии были проведены т. н. вирховские обследования школьников, названные по имени их инициатора, человека, который был пионером расовых исследований в Германии, – Рудольфа Вирхова (1821-1902). За ними последовали такие же обследования школьников в других странах. Так постепенно создавались основы для описания европейских рас. Книга Деникера «Расы и народы Земли» вышла в 1898-99 гг., «Расы Европы» Рипли со множеством карт и рисунков – в 1899 году. Предпосылкой были исследования по отдельным странам: в Италии их проводил Ливи, в Англии Беддоу, результаты по Германии описал Р. Вирхов, по Бельгии – Кетле, по Франции – Брока, Коллиньон и Топинар – всех не перечислить. К сожалению, в Германии остаются белые пятна, – меньше всего исследованы ее центральные и северные земли.

Мощную поддержку расологии оказало изучение наследственности. Путь был проложен еще Дарвином; его кузен Фрэнсис Гальтон (1822-1911), «отец евгеники», далеко продвинулся по этому пути, но главную роль сыграл зоолог Август Вейсман (1834-1914), который углубил знания процессов наследственности и учение которого получило подтверждение в результате повторного открытия в 1900г. работ августинского священника Иоганна Менделя, относящихся к 1882-84 годам. «Как яркая комета открытие исследований Менделя после того, как сам исследователь давно умер, осветило небеса естественных наук и подхлестнуло биологию, заставив ее развить бурную деятельность... И теперь учение о наследственности из более или менее шатких предположений превратилось в точную науку» (Г. В. Сименс. Учение о наследственности, расовая гигиена и демографическая политика. 4-е издание. Мюнхен. 1930).

Расовая гигиена – неудачное название, поскольку эта наука не связана непосредственно с расовыми исследованиями. Эта наука исследует процессы отбора, процессы, которые происходят внутри каждого народа и могут вести к биологическому прогрессу или вырождению; она указывает пути наиболее благоприятного влияния на наследственные качества народа. Поскольку она изучает и расовые составляющие народа, намечается взаимодействие с расологией. Вильгельм Шалльмайер (1857-1919) и Альфред Плётц – вот имена, которые здесь следует назвать. Плётц основал в 1904г. «Архив фюр Рассен-унд Гезелльшафтсбиологи», один из важнейших журналов по расологии и евгенике, а в 1905 г., Международное и Немецкое общество расовой гигиены. Понимание чрезвычайной важности изучения наследственности для жизни государства привело к тому, что Швеция первой среди европейских государств с согласия всех партий шведского Риксдага основала в 1921г. Государственный исследовательский институт расовой биологии. 15 сентября 1927г. в Берлине – Далеме был открыт Немецкий исследовательский институт антропологии, изучения человеческой наследственности и евгеники.

Результаты исследований в этих областях заставили переосмыслить многое и другие науки. Так историческая наука постепенно стала переходить к взгляду на историю с точки зрения расологии. Стали все больше понимать, что жизнь и история народов обусловлены расовым составом этих народов. Толчок этому новому и, как все новое, встреченному критикой и насмешками взгляду на историю дала работа графа Артюра Гобино (1816-82) «Очерк о неравенстве человеческих рас» (1853-55). О значении этого труда см. Шеман «Расовые труды Гобино, его пьесы, история и критика «Очерка о неравенстве человеческих рас» (1910), того же автора «Гобино. Биография» (1-ый том – 1913, 2-й – 1916), и Клейнекке «Расовая теория Гобино» (1920). Гобино первым указал на значение нордической расы в жизни европейских народов и на то, что ее смешение с другими расами готовит то, что сегодня вслед за Шпенглером называют «закатом Европы». Но книга Гобино оставалась неизвестной широким кругам германской общественности, пока Шеман не выпустил ее немецкий перевод в 1898-1901г.

Еще до появления книги Гобино, в 1845 году немец Густав Фридрих Клемм (1802-67) опубликовал книгу «Распространение активной человеческой расы по земному шару», в которой попытался по-новому взглянуть на историю. Важной вехой была также работа «Origines Ariacae», которую выпустил в 1883г. австрийский исследователь Карл Пенка. Но общеевропейское распространение новая идея получила только благодаря труду Х. Ст. Чемберлена (1855-1927) «Основы XIX столетия» (1899). Хотя эта работа не была подлинно научной и повредила прогрессу расологии из-за своих противоречий с научной антропологией, она, вызвав ожесточенное сопротивление с одной стороны и бурные восторги с другой, впервые внесла расовую идею в сознание самых широких кругов, достоянием которых стал и расовый взгляд на историю. Можно согласиться с оценкой, которую дал этой книге антрополог Ойген Фишер: «Независимо от шаткого обоснования многих отдельных положений и произвольного изменения смысла некоторых устоявшихся терминов, автор создал смелую идейную конструкцию, имеющую, конечно, тысячи уязвимых точек, но ее ядро остается неуязвимым».

Но в 1896г. уже вышла книга «Социальный отбор» графа Жоржа Ваше де Лапужа (р. 1854), первое научное изложение расового взгляда на историю, а в 1899г. вторая книга того же автора на ту же тему – «Ариец и его социальная роль». В том же направлении работали Отто Амон (1842-1915), Вольтман (1871-1907), «научный продолжатель Гобино» (Шеман), Вильзер (1850-1923) и другие. Как видим, расовый взгляд на историю только начинает утверждаться, так что неизбежны ошибки, с одной стороны, недоверие и насмешки с другой. Антропологическую историю всегда «резко отвергали антропология и история, которые она хотела связать, искажали фантазеры-дилетанты, но при спокойном рассмотрении становится ясным, что в ней содержится зерно истины, за которым большое будущее» (Ойген Фишер).

Для обозначения направления исследований этого достаточно. Если т. н. спиритуалистический (идеалистический) взгляд на историю считает ее движущими силами духовные и нравственные идеи, а т. н. материалистический взгляд – окружающую среду, экономические и вообще материальные условия, то расовый взгляд видит такую силу в самом человеке, но человеке, принадлежащем к определенной расе, особый дух которой влияет на события в жизни народа, обусловленной этой расой. При одинаковых внешних условиях, при одинаковых экономических и общественных условиях каждая раса вырабатывала свои особые, только ей свойственные навыки, жила особой духовной жизнью и руководствовалась своими нравственными воззрениями.

3. Названия европейских рас

Пять основных европейских рас не всегда назывались одинаково разными исследователями, которые их описывали. В данной книге частично использованы новые названия. Я сохранил названия нордической и динарской рас. Они приняты довольно единодушно и указывают на нынешние главные области обитания этих рас. Новыми являются термины восточная, западная и фальская раса. Термин «восточно-балтийская раса» заимствован у Норденстренга. Из названий внеевропейских рас я выбрал наиболее употребительные.

Нордическая раса. Признаки: высокий рост, длинная голова, узкое лицо с выступающим подбородком, узкий нос с высоким основанием; мягкие, светлые волосы, глубоко поставленные светлые глаза, розовато-белая кожа. Первым назвал эту расу нордической русский расолог Деникер. У Рипли это тевтонская раса, у Линнея и Лапужа – «Homo europaeus», у Брока – кимрский тип, у Колльмана – долихолептная раса, у Вирхова – франкская, у Рециуса – германский тип, у Серджи – нордическая разновидность евро-африканского вида, у Чекановского – тип а, у Рехе – тип II.

Западная раса. Признаки: малый рост, длинная голова, узкое лицо, подбородок выступает меньше; узкий нос с высоким основанием, мягкие каштановые или черные волосы, глубоко посаженные темные глаза, коричневатая кожа. Деникер различает две разновидности: иберо-островную и прибрежную или атланто-средиземноморскую. У Серджи эта раса называется также евро-африканской. В трудах немецких авторов (в частности, у Л. Ф. Клаусса) встречается также название средиземная раса, но обычно ее вслед за Серджи называют средиземноморской. В научной классификации часто употребляется термин «Homo mediterraneus», у Серджи это средиземноморская разновидность евро-африканского вида, у Лапужа – Homo meridionalis. Английские исследователи раньше называли эту расу иберийской, французские и итальянские – лигурской. Я выбрал название «западная» раса, потому что оно лучше, чем «средиземноморская» указывает на нынешнюю и доисторическую область распространения этой расы. Название «средиземноморская» раса отвлекает наше внимание от того факта, что люди этой расы живут также в Шотландии, Южной Англии и Ирландии. Мое мнение о правильности этого выбора укрепила книга К. Шухардта «Древняя Европа», 2-е изд., Берлин, 1926, в которой на основании археологических находок он показал, как цивилизация, возникшая в Западной Европе на территории нынешних Англии, Испании и Франции, распространилась вдоль берегов Средиземного моря.

Динарская раса. Признаки: высокий рост, короткая голова, узкое лицо, крутой затылок, сильно выступающий нос, каштановые или черные волосы, карие глаза и коричневатая кожа. У Деникера эта раса называется динарской или адриатической, у фон Хёльдера – рето-сарматским или просто сарматским типом, у Чекановского это тип d. «Acrogonus» Лапужа имеет ряд сходных черт с этой расой. У Рипли и его последователей этой расы нет, они видят в ней особый вариант восточной расы. Название «адриатическая» подходит меньше, потому что побережье Адриатического моря это также Италия и Северная Греция. Название «динарская», данное Деникером, не вводит в заблуждение и короче. Оно предпочтительней, потому что Динарские Альпы – область наибольшего сосредоточения этой расы.

Восточная раса. Признаки: низкий рост, короткая голова, широкое лицо с невыраженным подбородком; короткий, курносый нос с плоским основанием; жесткие каштановые или черные волосы; выпуклые, карие глаза; желтовато-коричневая кожа. У Деникера эта раса называется западной или севеннской, Рипли вслед за Лапужем называет ее альпийской. Брока употребляет термин «кельтский тип», некоторые французские и итальянские исследователи говорят о «кельто-славянском» типе. Фон Хёльдер называет его туранским, Беддоу – овернским, Серджи – евразийским. Вирхов выделял южно-немецкий брахикефальный тип, Рециус – ортогнатный брахикефальный тип; сегодня эту расу часто называют монголоидной и туранской, в латинской номенклатуре часто употребляется термин Лапужа «Homo alpinus». Рециус называл эту расу также славянско-ретской, Вильзер – просто круглоголовой. Тип w Мыдларского имеет общие черты с восточной расой.

Я выбрал название «восточная», потому что оно указывает на связь с Азией, но не такую связь, пробы причислять эту расу к монголоидам. Название «альпийская», по моему мнению, уводит на ложный путь: людей этой расы ищут только в Альпах, а это, большей частью, область смешения динарского и восточного типов. Предполагают даже, что эта раса возникла под влиянием среды. Но откуда «альпийские» люди в Голландии, Дании, Норвегии?

Восточную расу не надо путать с «восточно-европейской расой» Деникера или ориентальной расой.

Восточно-балтийская раса. Признаки: низкий рост, короткая голова, широкое лицо с невыраженным подбородком и широкой, массивной нижней челюстью, довольно широким, вогнутым носом с плоским основанием; жесткие, светлые волосы, слегка скошенные, выпуклые, светлые глаза, светлая кожа. Некоторые исследователи не выделяют эту расу, как особую, а считают ее лишь часто встречающейся миксовариацией признаков разных рас. Восточно-балтийскую расу иногда называют финской (Городченко, Силинич, Серджи), у Серджи это «Homo arcticus fennicus», у Деникера – восточноевропейская раса, у Рудольфа Пёха и Крайчека – восточная раса, русский расолог Бунак называет ее «балтийской». Это может привести к тому, что эту расу будут путать с народами, говорящими на балтийских языках (литовцами и латышами). Польский расолог Столыгво предложил для близко стоящего к восточно-балтийской расе типа, смешанной восточно-балтийско-нордической формы, название «фанобрахикефалы». Я выбрал предложенное Норденстренгом название, соответствующее нынешней области распространения этой расы.

Нельзя употреблять в качестве названий рас названия народов, такие как тевтонская, франкская или германская для нордической расы, славянская или финская для восточно-балтийской расы и кельтская или южно-немецкая для восточной расы. Такие названия как туранская, сарматская и рето-сарматская тоже вводят в заблуждение. Хотя выяснено, что германцы, т. е. и франки, и тевтоны были народами нордической расы, все равно, названия народов использовать нельзя, иначе опять будут восприниматься как расовые различия между германцами и романцами, германцами и славянами и т. д. и на славянина или финна нордической расы будут смотреть с недоумением.

Фальская раса. Признаки: очень высокий рост, долихо-или мезокефалия, широкое лицо с выступающим подбородком и широкой нижней челюстью, нос средней (по европейским масштабам) ширины, светлые волосы, светлые (голубые или серые) глаза в низких глазницах, светлая кожа. Некоторые исследователи не выделяют эту расу как особую, а считают ее вариантом или результатом скрещивания нордической расы. Паудлер, Хенчель и Керн называют эту расу дальской (по местности Даларне в Швеции), Ленц – атлантической. Есть мнение, что фальская раса – реликт древней кроманьонской. Название «дальская» представляется мне неудачным, так как в Даларне всего 4, 18% людей этого типа, что может быть результатом скрещивания нордической и восточно-балтийской рас.

Зато в Вестфалии этот тип бросается в глаза, поэтому я предпочитаю название «фальская раса». Вестфалия – та область Европы, где лучше всего сохранились остатки древней кроманьонской расы. Поскольку слово «фальский» как название племени больше не применяется, его можно использовать как название расы. Как и другие названия рас, оно указывает на область преобладания или (в данном случае) наилучшего сохранения определенной расы. Название «атлантическая раса» может вызвать путаницу с «атлантическими культурами» – термином, применяемым рядом этнографов (Фробениус, Вирт). К тому же в начале прошлого века это название использовал Дж. С. Причард (J. C. Prichard. Researches into the Physical History of Mankind. 3-е изд. 1837) для обозначения европейских и североафриканских народов преимущественно западной и хамитской (эфиопской) расы.

4. Физические признаки нордической расы

Фигура. Люди нордической расы высокие и стройные. Средний рост взрослых мужчин 1, 75-1, 76 м, нередко он достигает 1, 90 м. И дело тут не в чрезмерной длине ног, как, например, у негров с верховьев Нила. По пропорции длины ног ко всей длине тела эта раса занимает как раз среднее положение между коротконогими монголоидами и некоторыми высокорослыми тропическими племенами. Высота седалища равна примерно 52-53% высоты тела.

Рост у людей нордической расы продолжается дольше всего, он может быть значительным и в период между 20 и 25 годами. В южной Италии он заканчивается раньше, чем в северной, в Бадене он за этот период меньше, чем в Швеции. Установлена взаимосвязь между достижением половой зрелости и завершением роста. Поскольку у людей нордической расы дольше период роста, половое созревание наступает позже.

Мужчины нордической расы кроме высокого роста отличаются широкими плечами и узкими бедрами. Стройность мужских бедер подчеркивается очень характерным для нордической расы признаком, т. н. античной тазовой складкой, мышечным утолщением, идущим от спинного хребта через бедро вперед и вниз. Эту расовую особенность любили подчеркивать древнегреческие скульпторы. Особое утолщение верхней части коленной чашки также представлено в Европе, главным образом, у нордической расы.

Расовой стройностью отличаются и нордические женщины, несмотря на женственные формы тела. Здесь наблюдается эффект т. н. ложной худобы: нордические женщины в одежде кажутся худыми несмотря на развитые женские формы.

Стройность проявляется в формах всех частей тела: шеи, рук, ног, бедер. Отношение длины рук к длине тела такое же как в случае с длиной ног: руки у людей нордической расы не такие короткие как у монголоидов и не такие длинные как у негроидов. Размах рук у людей нордической расы равен 94-97% длины тела. Кнооп установил эти цифры при исследовании нордического населения Нижней Саксонии; по его данным, чем длинней голова, тем больше этот показатель приближается к 94.

Художнику у людей нордической расы бросается в глаза свобода, присущая каждой части тела, каждому мускулу, будто они подчинятся своим особым законам формообразования при сохранении гармоничного целого.

Череп. Такой же стройностью, как и тело, отличаются формы черепа. У людей нордической расы длинный череп и узкое лицо. Средний черепной указатель около 74 (на голове живого человека это соответствует цифре 75-75, 5). Ширина нордической головы относится к ее длине как 3: 4. Многие исследователи доводят продольно-поперечный указатель для живых представителей нордической расы до 77, 9, Деникер даже до 79. (В то время как Колльман берет за среднюю величину черепной указатель нордической расы 71, 5, Ойген Фишер – 76-79.) Я полагаю, что головы или черепа с указателем до 79 можно считать нордическими, если у них выпуклый затылок, характерный для нордической расы. Вероятно, ширина головы и черепа нордической расы варьирует в большем диапазоне нежели тот, который ограничен указателем менее 75. В любом случае долихокефалия нордической расы ближе к мезокефалии, чем ярко выраженная долихокефалия негров или эскимосов.

Ширина нордического лица относится к длине как 10: 9, но частым бывает и соотношение 10: 10. Можно сказать, что лицевой указатель нордической расы выше 90. Длинноголовость – в сочетании с узколицестью делают форму головы такой, что ее можно заключить в прямоугольник. Эта форма бросается в глаза у нордических людей с короткими волосами или лысых, особенно при поворотах головы. Если круглая голова при повороте не меняет форму – шар выглядит одинаково со всех сторон – то при повороте нордической головы особенно бросаются в глаза две длинные боковые плоскости. Если разделить голову при виде сбоку на два участка, один перед, другой за ушами, мы увидим, что нордическая голова развивается в длину, в основном, за ушами. Затылок, как уже говорилось, выпуклый. Если длинноголового человека поставить у стены, его затылок соприкоснется с ней, а у круглоголовых между его затылком и стеной останется промежуток. Нордический череп отличается сравнительно небольшой высотой участка за ушами, так что можно говорить о плоской форме этого черепа (у детей, однако, этот признак не выражен). Для нордической (и динарской) рас характерен сильно выступающий затылочный бугор. Сугубо нордическая черта – отросток височной кости. Если область за ушами у других европейских рас сравнительно плоская, у нордической расы там прощупывается заметное возвышение.

Черты нордического лица в профиль ярко выражены. Лоб с наклоном назад, глаза глубоко посажены, нос более или менее выступает. Челюсти и зубы расположены почти вертикально. Особенно резко выступает подбородок. Наличие трех выступающих частей производит впечатление агрессивности. Когда художник хочет выразить в чертах лица качества вождя, смелость, силу воли, он всегда рисует более или менее нордическую (или нордически-динарскую или нордически-фальскую) голову.

Анфас обращают на себя внимание узкий лоб, мало изогнутые брови, узкая спинка носа, узкий, угловатый подбородок. Голова в области висков сужена, будто ее с двух сторон сжимали в тисках.

Такому общему впечатлению способствуют и формы отдельных костей черепа и мягких частей лица. Убегающий назад лоб сочетается с заметными надбровными дугами и глабеллой (утолщением над переносицей). Эти признаки меньше выражены у женщин и у молодых людей. Глазницы имеют форму продолговатого эллипса или четырехугольника.

Очень важная черта лица – скулы. У нордической расы они не очень заметны, потому что повернуты вбок и расположены почти вертикально.

Отдельные расы различаются по форме носа. У нордической расы нос узкий, начинающийся с переносицы, так что часто нет видимой границы между ним и лбом («греческий нос»). В профиль он иногда прямой, иногда изогнутый наружу. Встречаются также вогнутые носы и носы, немного изогнутые наружу в нижней трети (частая форма в Швеции). Если нордический нос изогнут, он обычно описывает плавную дугу. Это скорее крючковатый или ястребиный нос, чем орлиный (изогнутый в верхней части), как у динарской расы. Отношение длины (высоты) носа по сравнению с другими участками лица у нордической (и динарской) рас больше всего, у западной расы оно меньше, а у восточной и восточно-балтийской рас меньше всего. Ноздри расположены под острым углом. Нордический нос развивается из детского курносого носа к 25 годам. Носы женщин у всех рас шире. У нордической расы встречается и форма носа, которая в профиль выглядит прямой, но слегка волнистой. Сильно выступающий вперед нос у людей нордической расы, как например у норвежского полярника Амундсена, бывает обычно и особенно узким.

Узостью нордического лица обусловлены и больший изгиб роговицы глаз, и узость челюстей и тесное расположение зубов, причем клыки располагаются под углом. Сугубо нордическая черта – большие и длинные верхние передние резцы.

Мягкие части лица. Эти части не смазывают впечатление узкого лица. Кожный покров лица имеет равномерную толщину, веки не толстые, прорезь между ними горизонтальная, у наружных углов глаз немного скошена вниз. Кожа на скулах тонкая, круглые щеки не делают круглым лицо. Кайма губ очерчена нечетко. Сами губы обычно узкие, но не кажутся сжатыми, верхняя губа часто меньше выступает, чем нижняя. У нордических англичан часто встречается очень высокая вертикальная верхняя губа. Бороздка под носом четко выраженная и узкая. Уши сравнительно маленькие, хотя у всех рас величина ушей сильно варьирует и уши у всех людей растут до старости.

Кожа. Цвет кожи у всех рас вызывается отложением пигмента. Меньше всего этому подвержены нордическая и фальская расы. Нордический цвет кожи – розовато-белый, цвет кожи восточно-балтийской расы – светлый с серо-желтым отливом. Только нордическую расу можно называть «белой» в собственном смысле слова, да и то это будет не совсем правильно – совершенно белая коже бывает только у трупа. Даже самая белая кожа всегда имеет желтоватый оттенок. Розовато-белой делает кожу просвечивающая сквозь нее кровь. Там, где просвечивают вены, видна «голубая кровь». Но такая светлая кожа даже в северозападной Европе встречается реже, чем думают. К тому же цвет кожи одетого европейца – недостаточное свидетельство его расовых свойств. Многие европейцы, загорев, становятся похожими на египтян или индусов. Только кожа нордической расы устойчива к солнечным лучам: она сильно краснеет, как при ожогах, но через несколько дней покраснение исчезает.

Толщину кожи отдельных европейских рас не измеряли. Кожа нордической расы особенно нежная и, похоже, тонкая. Согласно римским писателям, кожа германцев более чувствительна к ранам. О нежности нордической кожи свидетельствует и ее прозрачность. Выражение «голубая кровь» указывало на расовое происхождение знати. Румянец на щеках, «кровь с молоком» – эти и тому подобные выражения говорят о нордическом происхождении европейского идеала красоты.

Даже соски у мужчин и женщин нордической расы розовые, а у других европейских рас – коричневые. Только у нордической расы действительно красные губы.

Так как в тропиках пигментация кожи – средство ее защиты, нордическая раса не приспособлена к жизни в тропиках. Влияние тропического климата на разные европейские расы показал американец Вудрафф в своей книге «Medical Ethnology» (1915). Он отметил весьма вредное влияние сильного солнечного излучения на нервную систему светлых европейцев.

Связано ли появление веснушек с нордической кровью, неизвестно. Веснушки часто появляются у рыжеволосых людей, но у них, в отличие от нордической расы, жирная кожа. Но я часто наблюдал веснушки и у людей нордической расы.

Более темные участки кожи, в отличие от других рас, у чистой нордической расы не встречаются.

Волосы. По сравнения с другими расами Земли, нордическую (а также западную и, прежде всего, динарскую) расы следует причислить к более волосатым. У людей нордической расы хорошо растут волосы на голове, у мужчин – борода, но волосяной покров тела более слабый.

Цвет и форма волос на голове – признаки, по которым различаются расы. В Германии наблюдается феномен, который до сих пор не получил удовлетворительного объяснения, – потемнение волос у взрослых в возрасте около 30 лет. Так что только по цвету волос взрослых можно судить о расовой принадлежности.

Захождение волос на лоб я часто наблюдал у евреев. Нередко оно и у динарской расы. У нордической расы это явление не встречается.

Цвет волос нордической расы светлый, с вариациями от белобрысых волос до желтоватых и золотистых, обычно с более или менее явным красноватым оттенком. Пепельные волосы, чаще встречающиеся на востоке Германии и в северо-восточной Европе, скорее признак восточно-балтийской расы. Светлый цвет волос повлиял на европейский идеал красоты. По описанию римлян, германские дети имели такой же цвет волос, как и седые старики.

Раньше спорили, можно ли считать рыжие волосы нордическим признаком. Они часто сочетаются с очень белой и нежной кожей. В рыжеволосых видели реликт особой расы. Часто отмечали их особый запах, сравнимый с козьим. Но особой расой их считать нельзя, рыжие волосы особенно распространены в ареале нордической расы. В восточной Германии и восточной Европе вообще рыжих меньше, чем в северо-западной Европе, т. е. для восточно-балтийской расы это явление не характерно.

Рыжеволосость теперь считают явлением вроде альбинизма, так как рыжеволосые, как и альбиносы встречаются во всех расах. Поэтому говорят об эритризме или рутилизме и не рассматривают рыжие волосы как расовый признак. Сравнительно много рыжих среди шотландцев и еврейских полукровок.

Волосы нордической расы менее жирные, чем у других европейских рас. Они гладкие или волнистые, тонкие, часто «как шелк». Кудрявыми волосы чаще бывают у детей нордической расы, чем у взрослых. Особенности нордических волос хорошо показывают изображения женщин на многих картинах Рубенса. Нордические волосы можно распознать по той легкости, с которой они развеваются на ветру. Тонкие нордические волосы менее прочны, они легче отрываются.

Результатом скрещивания могут быть жесткие, нередко курчавые (например, среди евреев) светлые волосы или темные волосы с нордической структурой. Структура волос больше говорит о расовом происхождении, чем их цвет. Светлые волосы восточно-балтийской расы толстые и жесткие.

Волосы бороды у мужчин нордической расы тоже светлые, часто более рыжеватые. Индра изображался с рыжей бородой, как и бог грома древних германцев, а император Барбаросса – любимый образ немецкого фольклора. Волосы бороды кудрявые, как на древнегреческих статуях. Форма бороды не исследована.

При скрещиваниях, даже при темных волосах на голове, часто сохраняется светлая или рыжая борода – это подметил еще Аристотель.

Цвет глаз. Речь идет о цвете радужной оболочки, зрачок у всех рас черный. Конъюнктива у нордической расы совершенно бесцветная и кажется белой. У более темных европейских рас она более мутная или желтоватая.

Радужная оболочка у нордической расы очень светлая, голубая или серая. Дети обычно рождаются с темно-синими или темно-серыми глазами.

Есть мнение, что серые глаза «не нордические», что это признак скрещивания или признак восточно-балтийской расы. Я не считаю, что нордической расе свойственны только голубые глаза, хотя среди нее действительно больше голубых глаз, а среди восточно-балтийской расы – серых. Можно считать серые глаза признаком скрещивания нордической расы с темными европейскими расами, так как, по данным Вирхова, число серых глаз увеличивается в Центральной Европе не только к востоку, но и к югу. Серые глаза чаще сочетаются с каштановыми волосами, чем со светлыми. При скрещиваниях бывает, что цвет глаз наследуется от темной расы, а яркость глаз – от светлой. Так получаются светло-карие и зеленые глаза.

У нордических людей цвет глаз часто меняется в зависимости от освещения и настроения. Когда свет падает спереди, глаза кажутся голубыми, а когда сбоку – серыми. Их цвет – нечто среднее между голубым и серым. Но, поскольку серый цвет – доминантный, можно считать голубые глаза «более нордическими».

Темно-синие глаза, как у евреев или еврейских полукровок, или непрозрачные матово-синие глаза это всегда глаза гибридов. Они нередко встречаются при скрещивании с восточной расой. Нордическим глазам присущ светящийся цвет. На картинах часто видно преломление света темным кольцом, окружающим радужную оболочку.

С этими свойствами нордических глаз связано то особое впечатление, которое они производят. Темные глаза осматриваются, нордические – присматриваются. В возбужденном состоянии взгляд нордических глаз становится «ужасным». Такой взгляд приписывали германцам Цезарь и Тацит. Контраст темного зрачка со светлым обрамлением, наряду с соответствующей мимикой, делают взгляд германца не только «ужасным», но и «острым», о чем писал тот же Цезарь. Это связано с тем, что зрачок в возбужденном состоянии расширяется. Именно светлым нордическим глазам возбужденные состояния (радость, упоение борьбой) придают особый блеск, они начинают излучать свет. Римским воинам в борьбе против германцев пришлось привыкать к их взгляду, чтобы не пугаться его. Цезарь пишет о галлах, что они не могли выдерживать дикий взгляд германцев. Хаген («Песнь о Нибелунгах») имел такой же ужасный взгляд. Это свойство народов нордической расы приписывали героям, что выражено в «Эдде». Только нордические глаза могут бросать ужасный взгляд, глаза других рас в состоянии возбуждения могут выглядеть зловещими, угрожающими, даже ядовитыми, но мужественный гнев могут выражать только нордические глаза. Обычное их выражение – решимость, но диапазон выражаемых ими чувств большой, от мягкости до твердой воли господина.

Общее впечатление от черт нордического лица Гобино удачно называет «несколько суховатым». Особенно у мужчин среднего возраста бросается в глаза эта холодность, жесткость и деловитость нордических черт лица.

5. Физические признаки западной (средиземноморской) расы

Фигура. Западная раса – по Серджи, самая красивая ветвь среди человеческих подвидов – низкорослая, средний рост мужчин 1, 61 м. В Испании, где эта раса преобладает, средний рост выше, в южной Италии рост снижается до 1, 55 м. Здесь могут сказываться примеси других рас, например, в Испании – ориентальной. Но западная фигура несмотря на малый рост не выглядит коренастой. Пропорции тела примерно такие же, как у нордической расы. Западные люди тоже стройные, но грациозно-стройные в отличие от стройных и сильных нордических людей. Можно предположить, что у западной расы длина ног несколько выше пропорциональной, но в целом соотношение размеров частей тела почти такое же, как у нордической расы. Люди западной расы раньше кончают расти, у них раньше наступает половое созревание, но и раньше чем у нордической расы старческий распад. Западные дети часто умны не по возрасту, а в нордических взрослых часто еще много ребяческого. У меня создалось впечатление, что и западные мужчины и женщины более женственны, чем нордические. У западных мужчин не столь мужественная фигура, плечи не такие широкие, бедра не такие узкие, выражение лица мягче. У западных женщин более подчеркнуты женские формы, у них более широкие бедра. Отсюда, а также от примеси ориентальной расы частые указания на «тяжесть испанских бёдер», отсюда же талант алжирских женщин к танцам живота.

Грациозностью отличаются как все тело, так и его отдельные части: шея, руки, ноги. В итоге создается впечатление очень живого, гибкого, легкого тела, впечатление, которое еще более усиливают движения людей этой расы и ее душевный склад.

Череп. Как и у нордической расы, у западной тоже длинный череп и узкое лицо. Западный череп в соответствии с меньшей длиной тела меньше нордического. Головной указатель западной расы 70-75. Долихокефалия выражена здесь еще сильней, чем у нордической расы. Отношение длины лица к его ширине примерно такое же, лицо узкое. Строение черепа тоже примерно такое же, только на западном черепе нет надбровных дуг и глабеллы, а участок черепа за ушами несколько выше, не такой плоский, как у нордической расы. Лоб черепа западной расы более крутой и низкий, он имеет скорее изгиб назад, чем наклон назад, и не такой угловатый, как у мужчин нордической расы. Область наиболее сильного выступания затылка на черепе западной расы выше, чем на черепе нордической, отсюда впечатление заостренности затылка.

Лицо в профиль кажется более мягким, в нем нет жесткости и смелости нордических черт лица. Этому впечатлению способствует и более крутой, немного выпуклый лоб и не столь выдающийся подбородок. Глаза в глубоких глазницах. Часто встречающаяся скошенная и выступающая вперед челюсть в западных областях Средиземноморья указывает на примесь негритянской крови. Нос отличается высокой переносицей, высокой спинкой, форма слегка вогнутая, но часто также прямая или изогнутая. Длина (высота) носа по сравнению с другими частями лица несколько меньше, чем у нордической расы. Часто лицо можно обрисовать эллиптической линией и оно становится похожим на то, которое мы уже воспринимаем как «семитское».

Анфас это лицо отличается от нордического немного округленным лбом и нечетко выраженным подбородком. Остальные пропорции лицевых костей те же. Брови более высокие, чем у нордической расы.

Что касается мягких частей лица, то нос более мясистый, ноздри расположены не под таким острым углом, как у нордической расы. Рот шире, губы утолщены. Тонкие губы среди европейских рас встречаются только у нордической и фальской. Общее впечатление от лица западного типа: мягкое, привлекательное.

Кожа. Западная раса имеет коричневатую кожу, мягкую, бархатистую. Цвет кожи распределяется равномерно. Эта кожа от загара может стать такой, что ее обладателя перестанут считать европейцем. Благодаря обилию пигмента кожа западной расы непрозрачна, «голубую кровь» нельзя больше видеть, равно как и то, что человек краснеет. Румянец на щеках не присущ западной расе. Выражение «кровь с молоком» здесь не годится. Кожа губ западной расы вишневого цвета. Благодаря тому, что ее кожа защищена пигментом, западная раса лучше приспособлена к жизни в тропиках.

Волосы. Цвет волос темно-каштановый или черный, структура сходна с нордической. Волнистые волосы идут не ровными волнами, а превращаются в настоящие локоны. Волосы более жирные.

Благодаря темной окраске брови кажутся более густыми. Волосяной покров тела сильней, чем у нордической расы. Ресницы гуще и длинней, чем у других европейских рас. У западных (и динарских) женщин бывает темный пушок над верхней губой.

Цвет глаз. Конъюнктива глаза имеет желтоватый оттенок, радужная оболочка каряя, часто темно-каряя, с бархатистым, теплым оттенком. Выражение глаз западного человека можно описать как веселое, часто как добродушное, но часто и как дерзкое и хитроумное. «Смех, взгляд, мимика выражают грацию, жизнерадостность и подлинную красоту», – такова оценка итальянского расолога Серджи. Но можно говорить об особом выражении глаз только нордической расы, так как нордический глаз имеет три градации яркости и темный зрачок резко отличается от светлого окружения, тогда как при темных глазах зрачок и радужная оболочка легко сливаются в один темный фон, который ничего не выражает. То, что у темноглазых рас называют выражением глаз, это общее впечатление от самих глаз и глазниц.

6. Физические признаки динарской расы

Рост. Динарская раса – высокорослая. Люди самого высокого роста в Европе это динарцы и нордические обитатели Шотландии и Скандинавии. Средний рост мужчин – около 1, 74 м. Пропорции тела динарской расы сходны с нордическими. Шея короче или толще, суставы не такие тонкие, руки более короткие. Короткие руки бросились мне в глаза на изображениях албанских воинов, в основном, динарской расы. Полнота тела – как у нордической расы. Обе расы высокие и стройные.

Многие динарские женщины отличаются шириной костей, что не характерно для женщин других рас. Особый признак динарской расы – длинные и узкие ногти на больших пальцах рук.

Череп. Динарская раса короткоголовая и узколицая. Черепной указатель в среднем 85-87, лицевой – 90-93. Такое сочетание короткой головы с узким лицом позволяет сразу же распознать динарский череп. Динарскую форму головы непривычный наблюдатель воспринимает как «высокую». Короткоголовость динарской расы легко отличить от короткоголовости восточной и восточно-балтийской рас, так как головной указатель динарской расы высок потому, что сравнительно мал продольный диаметр головы, тогда как головной указатель восточной и восточно-балтийской рас высок потому, что сравнительно велик поперечный диаметр. Динарская голова именно короткая, восточная и восточно-балтийская – круглая или широкая. Черепные указатели этих рас близки, но эти цифры мало говорят о пропорциях форм черепа. В случае динарской расы высокий головной указатель обусловлен короткой формой головы. Затылок не выступает и выглядит как обрубленный.

Узколицесть динарской расы редко сочетается с таким же узким лбом. Динарский лоб шире нордического, как вся часть черепа выше глаз. У нордической и западной рас эта часть черепа такая же узкая, как лицо.

При взгляде сбоку динарская голова кажется «высокой». Это обусловлено сочетанием длинного лица с короткой головой. Кажется, будто голова возвышается над вертикалью, являющейся продолжением носа, как холм. Затылок динарского черепа можно назвать плоским или крутым. Черепа с высоким указателем в альпийской области делятся на два типа: плоскозатылочные и выпуклозатылочные (Тольдт. К соматологии тирольцев). Первые черепа – динарские, вторые – восточные и восточно-балтийские, а также смешанные формы нордической или западной расы.

Если динарский череп при взгляде сбоку разделить посередине по вертикали, то особенно короткой окажется часть за ушами. Довольно сильно выражен затылочный бугор, который можно прощупать на голове живого человека.

Очертания лица в профиль четко отличаются от очертаний других рас. Лоб наклонен назад, как у нордической расы, но не настолько далеко, как у нее. Надбровные дуги не столь сильно выражены как у нордической расы и отличны по форме. У нордической расы они имеют вид волнистых выступов, у динарской – линии, изогнутой внутрь, так что самая высокая часть похожа на конек крыши.

Нос с высокой переносицей сильно выступает вперед, часто изгибаясь вниз под прямым углом, так что получается настоящий «орлиный нос». У динарской и переднеазиатской рас носы выступают сильней всего среди рас земного шара. При взгляде сбоку видна носовая перегородка. Рот грубо очерчен, губы толще и шире, чем у других европейских рас. Высокая нижняя челюсть отличает динарскую расу от нордической, равно как и формы лба и носа. Часто создается впечатление, будто нижние резцы выдвигают нижнюю губу вперед. Но здесь главную роль играют не кости: мягкие части нижней губы толще, чем у других европейских рас. Часто рот и подбородок динарских людей принимают форму вроде той, которая передается по наследству в роду Габсбургов, «Габсбурская нижняя челюсть» и «Габсбурская нижняя губа», по крайней мере, частично обусловлены динарской кровью. Динарская нижняя челюсть придает всему лицу грубое выражение. У нордической расы линия нижней челюсти идет от уха круто вниз, описывает угол и дальше идет почти по прямой вперед к подбородку, у динарской она идет от уха вниз не так круто, а скорее вперед, так что ее угол меньше подчеркнут, создается впечатление, будто нижняя челюсть идет от уха к подбородку почти по прямой. Угол, под которым сходятся линии нижней челюсти, кажется у динарской расы более тупым. Именно эти очертания нижней челюсти придают динарскому лицу грубое выражение. Такое удлинение нижней челюсти наблюдается у всех рас как возрастное, у динарской же – как расовое явление.

Спереди лицо также выглядит грубым. Нордическое лицо можно назвать скорее «узким», динарское – скорее «длинным». Характерен более широкий, меньше наклоненный назад и высокий лоб. У динарской расы лобные бугры сохраняются и у взрослых. Они есть у детей всех рас, но у других европейских рас они обычно с возрастом исчезают, а у динарской остаются. Другая особенность динарских черепов – небольшое возвышение, идущее по середине лба вертикально вниз. У детей лобная кость еще разделена на две половины швом, который срастается на первом-втором году жизни и исчезает; в отдельных случаях (в Европе их 12%) он сохраняется. У динарской расы на месте этого шва образуется утолщение.

Брови немного изогнуты, глаза кажутся большими, скулы не выступают. Нос книзу становится мясистым, толстым, что также придает лицу грубое выражение. Он длинней нордического носа. Если нос динарского человека и в нижней части остается узким, то в южной Европе можно говорить о западной, в центральной – о нордической примеси. Среди динарских народов довольно часто встречаются кривые носы. Губы широкие по сравнению с узкими губами нордической расы. Подбородок высокий, широкий и круглый, он «утяжеляет» лицо.

Черты лица динарских женщин часто слишком грубые, мужеподобные.

Мягкие части лица создают впечатление, будто кожа у динарской расы толще, чем у нордической. Нос и губы мясистые. Вся нижняя половина лица более мясистая, чем у других европейских рас. У мужчин резко выражена складка, ведущая от крыльев носа к углам рта. С возрастом образуются мешки под глазами, как у пьяниц.

Нередко встречающаяся особенность динарской расы – верхнее веко без складки. Уши, по крайней мере, у мужчин, велики по сравнению с ушами других рас.

Кожа – коричневатая, «южно-европейская».

Волосы. Волосяной покров тела у динарской расы более сильный, чем у других европейских рас. Волосы на голове темно-каштановые или черные, чаще кудрявые, чем прямые. Шеффельт обнаружил, что в Баварии и Австрии, т. е. преимущественно динарских областях, преобладают тонкие волосы. Борода растет сильно, брови густые. У женщин бывает темный пушок над верхней губой.

Цвет глаз. Динарские глаза темно-карие, часто настолько, что их можно называть черными. Общее впечатление – упрямая, грубая сила и самоуверенность.

Динарскую расу считают ветвью т. н. переднеазиатской расы или, по крайней мере, очень близкой к этой расе, которую называют также арменоидной, алародийской, каппадокийской, прото-армянской, хеттской и таврической (Рехе). Последняя была широко представлена в хеттском народе, а сегодня – в армянском. Многие не разделяют эти расы, а говорят об одной расе, возникшей на Кавказе, в Сербии и в альпийских долинах Австрии. Другие, как например, Ойген Фишер, разделяют их, но рассматривают как «расы-сестры». Автор того же мнения.

Прежде всего эти расы различаются ростом. Динарские люди – стройные, высокие, переднеазиатские (арменоидные) – среднего роста, коренастые. Поскольку речь идет о двух разных комплексах признаков, можно говорить о двух расах. Но если различия касаются лишь немногих признаков, две группы можно объединить в одно целое. Для него еще не нашли подходящего названия (предлагается «кавказская раса», потому что там ее прародина), а когда найдут, можно будет говорить о динарской и переднеазиатской ветвях этой расы.

Но ряд черт различает эти расы, притом не только рост; есть и особенности в строении черепа переднеазиатской расы. У ней выпуклая крышка черепа, высшей точкой которой является макушка; ко лбу крышка черепа снижается. Лицо шире, глаза больше выдвинуты вперед, скулы не горизонтальны, а слегка наклонены вперед, губы мясистые. Очень часто в профиль виден убегающий назад подбородок. Верхняя губа выступает над нижней, нижняя над подбородком, что особенно заметно на фоне сильно выступающего носа. Переднеазиатский подбородок короче и ниже. У переднеазиатской расы нет характерного для динарской строения мягких частей губ. Если динарское лицо выглядит грубым, то переднеазиатское – хитрым.

Переднеазиатский нос выступает еще сильней, чем динарский, но он скорее свисает вперед, чем выдается вперед. Часто лоб и нос образуют одну линию, брови срастаются. Женщины переднеазиатской расы склонны к образованию второго подбородка, у мужчин очень волосатое тело. Для обоих полов характерны жировые отложения сзади на шее.

Переднеазиатскую кровь восприняли, прежде всего, евреи. Поэтому европейцы людей переднеазиатской расы обычно принимают за евреев, иногда и на динарские лица смотрят как на еврейские.

7. Физические признаки восточной (альпийской) расы

Рост. Во всей фигуре, вплоть до деталей строения тела, проявляется абсолютное отличие от нордической и западной расы. Средний рост мужчин в среднем 1, 63 м. Рост заканчивается рано, рано начинается и старческий распад. Люди восточной расы часто имеют такой же рост, как и люди западной расы. Но если их поставить рядом, сразу же бросятся в глаза различия. Люди западной расы – маленького роста, люди восточной расы приземистые, коренастые. Их фигура кажется широкой, особенно по сравнению с людьми западной расы, и гораздо более тяжеловесной. Если у людей западной расы ноги сравнительно длинные, то у людей восточной расы – сравнительно короткие. Если человек восточной (или восточно-балтийской расы) встанет на четвереньки, его линия спины будет почти горизонтальной, а у человека нордической, западной или динарской расы она будет понижаться к голове.

Слово «коренастость» определяет облик этой расы в целом. Широкая, короткая голова сидит на короткой, мало подвижной шее и часто имеет т. н. «бычий затылок». Особенности женских форм тела у женщин восточной расы не подчеркнуты, у обоих полов нечетко выражены линии плеч и бедер. Торс выглядит массивным, грудь и живот имеют тенденцию принимать форму бочки.

Массивный торс сидит на массивных, коротких ногах с очень широкими бедрами. Размах рук по сравнению с ростом у восточной расы больше из-за коротких ног. Он равен 101-104% роста. Пальцы короче, на верхней части рук бывают жировые отложения. Все и везде широкое: пальцы, колени, пятки. Суставы толще. У женщин восточной расы бывают жировые отложения на шее сзади на седалище.

Рипли определяет общее впечатление от фигуры восточного человека как тяжелую основательность. У женщин восточной расы часто бывает узкий таз, что вызывает затруднения при родах.

Череп. У восточной расы короткий череп и широкое лицо. Черепной указатель в среднем около 88. Ширина черепа относится к его длине в пропорции 9: 10. Форму восточного черепа можно определить как круглую или широкую. Черепной указатель восточной (и восточно-балтийской) рас велик из-за большой ширины черепа, динарской – из-за очень короткого продольного диаметра.

Восточное лицо широкое. Ширина лица относится к его длине как 10: 7 или 10: 8, т. е. лицевой указатель заходит за 80, голова производит впечатление шарообразной, лицо анфас выглядит «как полная луна».

Голова выглядит круглой и сверху, и сзади. Если голову в профиль разделить на две части, одну перед ушами, другую за ушами, то, в отличие от длинноголовых рас, большая часть длины придется на участок перед ушами, а участок за ушами отличается своей высотой. Нордическая и западная головы кажутся сравнительно низкими, восточная (и динарская) – высокими. Теменные кости у короткоголовых рас Европы короче, чем у длинноголовых. Затылок не выступает. Затылочный бугор отсутствует. При взгляде сверху видно, что скуловые кости слева и справа выступают. В Европе это особенность восточной и еще более – восточно-балтийской рас. Теменная кость – с бугром (у всех рас такой бугор наблюдается только у детей). Женские черепа почти не отличаются от мужских.

Лицо в профиль притупленное, лоб крутой, выпуклый, надбровные дуги не выражены. Глазницы плоские, переносица глубокая и плоская, нос выступает мало, обычно слегка вогнутый, иногда прямой, но всегда тупой. Восточная и восточно-балтийская расы имеют самую маленькую длину (высоту) носа среди всех европейских рас. Но восточный нос редко столь же широк, как восточно-балтийский, и в отличие от него редко бывает вздернут. Подбородок невыраженный, круглый. Выражение лица можно назвать нерешительным. Впечатление такое, что черты лица как бы приспосабливались к черепу, тогда как у ранее описанных рас они как бы возникали из черепа.

Анфас бросается в глаза ширина лба и своеобразные круглые шишки по бокам лба. Восточную расу называют круглолобой. Брови с круглым изгибом, глазницы круглые и широкие, расстояние между зрачками больше, изгиб роговицы глаз меньше. Скуловые кости широкие, скулы немного скошены вниз. Средняя часть лица имеет такую же ширину, как и верхняя. Зубы расставлены с большими промежутками, поэтому заболевания зубов вдвое реже, чем при их плотном расположении. Карта зубных заболеваний во Франции показывает, что эти заболевания наиболее распространены в тех частях страны, где преобладает нордическая раса. Зубы восточной расы раскусывают, зубы других европейских рас надкусывают.

Щеки анфас выглядят плоскими. Лица описанных узколицых рас скошены со стороны щек относительно вертикали, проведенной через центр лица, – у восточной расы этого не наблюдается, отсюда застывшее выражение лица. Часто это лицо имеет форму квадрата.

Мягкие части. Кожный покров головы более толстый, жировые отложения в крайних случаях образуют на щеках нечто вроде подушечек. Но, по моим наблюдениям, такие жировые отложения чаще и сильней у детей, чем у взрослых. Из-за этих отложений глаза кажутся распухшими. Кажется, что они меньше и слегка скошены.

Крылья носа расположены над верхней губой более плоско, чем у ранее описанных рас, ноздри образуют тупой угол.

Отличает восточную расу от других европейских рас (кроме восточно-балтийской и судетской) более широкая бороздка между носом и ртом. Г. Пёх приписывает восточной и восточно-балтийской расам широкие уши с вытянутыми мочками, а также длинную и прямую верхнюю губу.

Полные щеки у людей восточной расы часто свисают. Это делает лицо еще более широким и придает ему в старости отталкивающее выражение. Восточная раса имеет тенденцию к образованию второго подбородка.

Кожа. Кожа восточной расы кажется толще, чем у других европейских рас, но измерения не проводились. Внешне она выглядит какой-то мертвой. Кожа, как и у западной расы, темная, но с желтоватым оттенком. Даже если кожа светлая, розоватый оттенок не появляется. Кажется, будто кровь в нее не поступает. В старости кожа лица становится очень морщинистой.

Волосы. Волосяной покров тела сильней, чем у нордической расы. Волосы на голове не отрастают такими длинными, борода более редкая. Волосы толще: это характерная черта населения Шварцвальда и Граубюндена. По структуре волосы жесткие, но не такие жесткие, как у центрально-азиатских рас. Их нелегко уложить на голове. Цвет волос каштановый или черный. Жесткие и толстые волосы восточной расы легко отличить от столь же темных волос западной расы.

Цвет глаз. Конъюнктива желтоватая, радужная оболочка каряя, но более холодного оттенка, чем у западной расы. Выражение глаз у этих рас очень разное: у одной веселое, у другой – мрачное.

Среди восточной расы в германоязычной области – в Силезии и немецкой части Чехии, и вне Германии – в чешской части Чехии и на Украине встречается разновидность, несколько отличающаяся от описанного ране типа более широкими и высокими глазными прорезями, сильней выступающим носом и более решительным выражением лица. Примесь этого типа мог иметь силезский поэт Опиц. еще заметней она у силезского поэта Грифиуса и Гофмана фон Гофмансвальдау.

8. Физические признаки восточно-балтийской расы

Фигура. По пропорциям тела восточно-балтийская раса сходна с восточной, только производит более сильное впечатление. Речь идет о ширококостных, низкорослых сильных людях. Мужчины отличаются большой шириной плеч. У лиц обоих полов грубое телосложение. Обычно это люди с сильными мускулами. Средний рост несколько выше, чем у восточной расы, но вряд ли он превышает у мужчин 1, 64 м. По полноте тела эта раса ближе всего к восточной.

Все части тела грубые и коренастые: широкая, короткая шея, короткие руки и пальцы, короткие, толстые икры. Впечатление приземистости усиливает тяжелая и большая голова. Люди восточно-балтийской расы созревают поздно. На черепах 18-20-летних людей Рециус не обнаружил половых признаков. Но для восточно-балтийской расы характерно и раннее старение. Великороссы, преимущественно восточно-балтийского типа или с его сильной примесью, 40-летних людей часто считают уже стариками.

Череп. По сравнению с ростом большой и тяжелый череп не такой круглый, как у восточной расы. Хотя восточно-балтийская раса тоже короткоголовая и широколицая, ее черепа более грубые, костистые, тяжелые и, прежде всего, более угловатые, чем восточные. Они имеют больше утолщений и бугров. Но более всего характерна для восточно-балтийской расы большая по сравнению с мозговой частью лицевая часть черепа. Черепной указатель немного меньше, чем у восточной расы, восточно-балтийские черепа (как и центрально-азиатские) менее короткие. Несмотря на большую ширину черепа, указатель меньше потому, что восточно-балтийский череп более выпуклый на затылке, чем восточный. Этот череп имеет широкий лоб с буграми. Ширина особенно заметна в верхней части лба. При взгляде сверху скуловые кости заметны больше, чем у восточной расы, но меньше, чем у центрально-азиатской.

В профиль заметна массивность лицевой части, особенно нижней челюсти, даже у женщин. Лицо выше, чем у восточной расы. Угол нижней челюсти больше, чем у других рас, приближается к прямому углу. Лоб не такой гладкий и круглый, как у восточной расы, с наклоном назад, но не таким большим, как у нордической расы. Переносица более плоская, чем у восточной расы, но нос больше выступает в средней и нижней части. Спинка носа вогнутая, нос в нижней части вздернут (И в профиль, и анфас нос восточно-балтийской расы имеет самую некрасивую форму из всех носов европейских рас). Подбородок уходит назад и еще менее выражен, чем у восточной расы. Особенно бросается в глаза массивность нижней челюсти.

Грубость черт видна и анфас. От других европейских рас эту отличают массивная и широкая нижняя челюсть и безобразный нос. Лоб более плоский, чем у восточной расы, и широкий. Брови немного изогнуты вверх. Обращает на себя внимание сравнительно большое расстояние между внутренними углами глаз. Нос обычно имеет довольно широкую и плоскую переносицу и настолько расширяется книзу, что по западным понятиям о красоте он «безобразен». Ноздри взаимно расположены под тупым углом. Нижняя часть носа более мясистая, чем у восточной расы. Нос у восточно-балтийской расы вздернут больше, чем у других европейских рас, за исключением судетской.

Скуловые кости массивней, чем у других рас, и слегка наклонены наружу вниз, поэтому больше выделяются, чем у других рас Европы. Благодаря ширине скуловых костей восточно-балтийское лицо выглядит широким, как восточное, хотя оно выше. Лицевой указатель выше, чем у восточной расы, в среднем 85. Выступание челюстей заметно и при взгляде спереди (по Рециусу, это указывает на прогнатизм). Продолжением широкого восточно-балтийского лица является массивная и широкая нижняя челюсть, короткая и высокая, что отличает ее от нижних челюстей ранее описанных рас Европы. Нижняя часть лица образует треугольник, стороны которого сходятся на подбородке под очень тупым углом.

Мягкие части восточно-балтийского лица не делают его формы такими круглыми, как у восточного лица. Кожа кажется сильней натянутой. Ширина лица в области щек определяется не жировыми отложениями, а шириной нижней челюсти. Сильно выражены складки от крыльев носа к углам рта. Рот шире, чем у других европейских рас, за исключением фальской.

Глаза кажутся маленькими из-за сравнительно коротких и низких прорезей, которые немного поднимаются у наружных концов. Так что создается впечатление косых, даже «монгольских» глаз.

Кожа светлая, но без розоватого оттенка нордической кожи, а скорее с серым оттенком, который может стать настолько сильным, что кожа перестанет восприниматься как светлая. Эта кожа может быть и «оливково-серой» (Рециус). Загар делает эту кожу лишь немного более темной.

Волосы. Волосы на голове жесткие, светлые, но их можно отличать от нордических светлых волос, которые обычно имеют золотистый или рыжеватый оттенок, а восточно-балтийские волосы – серый оттенок. Нордическую расу можно назвать золотисто-светлой, восточно-балтийскую – пепельно-светлой. Больше всего сближаются по цвету волосы этих двух светлых рас у детей.

Цвет глаз – светлый, редко собственно голубой, обычно водянисто-голубой или как у «чуди белоглазой». Часто встречаются серые глаза. Но эти глаза не светятся, как глаза нордической расы, и взгляд не такой открытый, как у нее. Трудно говорить о выражении глаз расы, отличающейся частой сменой настроений: обычно оно угрюмое, но более суровое, чем у восточной расы.

9. Физические признаки фальской (дальской) расы

Эту расу нельзя причислить к основным расам современной Европы, хотя она четко выражена в ряде мест северо-западной Европы и на Канарских островах. Одни считают ее реликтом палеолитического населения Европы, другие – разновидностью нордической расы.

Фальская раса отличается высоким ростом, фальские мужчины на несколько сантиметров выше нордических, но люди этой расы не стройные, а похожие на шкаф. Общее впечатление – впечатление тяжести: тяжелая головка на короткой шее сидит на широких, почти горизонтальных плечах, бедра тоже широкие и у мужчин. Руки и ноги, их суставы – широкие и тяжелые.

Широкое лицо сочетается с долихо- и мезокефалией. Нордическая голова при взгляде сверху имеет форму эллипса, фальская – форму клина, область за ушами – самая широкая. Лицевая часть массивная и широкая. Скулы широкие, лицо сравнительно низкое, нос короткий.

В профиль фальская голова имеет менее высокий и более крутой лоб, чем сильней наклоненный назад нордический. Заметней переход от лба к крышке черепа, имеются лобные бугры. Характерно уплотнение лобной кости над глазницами. Надбровных дуг нет, утолщение проходит над обеими глазницами и переносицей, как у неандертальцев или современных австралийцев.

Глаза глубоко посажены и кажутся маленькими, переносица углублена, нос выступает сильней, чем у восточной расы, но меньше, чем у нордической. Высота (длина) носа меньше, чем у нордической расы. Нос прямой или слегка изогнутый, с тупым концом, у женщин он похож на нос мужчин восточной расы. Рот широкий.

Нижняя челюсть массивная, подбородок более грубый, чем у нордической расы. Черепная крышка еще более плоская. Затылок выступает сильней, чем у нордической и западной рас, но он, как и вся голова, более угловатый.

Анфас особенно заметно, что лицо низкое. Если голова лысая, видно, что теменные кости образуют купол, которого нет у других длинноголовых рас. Лоб уже средней части лица. Брови густые, почти прямые. Глаза сидят глубоко и кажутся маленькими. Расстояние между внутренними углами глаз больше, чем у других европейских рас, за исключением восточно-балтийской. Часто правый глаз виден лучше, чем левый, и кажется «больше». Скуловые кости фальской расы отодвинуты выше и дальше назад, чем у центрально-азиатской и восточно-балтийской рас. Нос шире и короче нордического, имеет более широкую спинку, кончик носа часто бывает опущен. Крылья носа толстые и тоже опущены. Рот широкий, губы тонкие. Нижняя челюсть широкая и массивная, с широким подбородком, шея короткая.

Складки от крыльев носа к краям губ появляются уже у молодых людей, равно как и складка над переносицей. Вообще сильна тенденция к образованию морщин. Раньше, чем у других рас, появляются морщины на лбу.

Кожа розовато-светлая, у молодых людей на лице более румяная, чем у нордической расы. Кожа всего тела более толстая.

Волосы на голове более плотные и жесткие, чем у нордической расы, реже прямые, чаще волнистые. Сохраняются до глубокой старости дольше, чем у других европейских рас. Волосы светлые, с более сильной, чем у нордической расы, тенденцией к рыжеватым тонам.

Глаза светлые, но скорее серые, чем голубые.

10. Прочие физические признаки. Судетская раса

Разумеется, и строение мускулов имеет расовые различия. Мне кажется, например, что мышцы лица восточной и восточно-балтийской рас имеют иную структуру, нежели у узколицых европейских рас: они шире и расположены так, что сильней влияют на черты лица, например, при смехе. У других рас натяжение окружающих мышц меньше влияет на форму носа.

Следует также обратить внимание на отдельные явления, которые, хотя и наблюдаются, до сих пор не соотнесены ни с какой определенной расой. Сюда относится форма глазного века, которую называют «патологической», т. н. эпикантус. Он особенно часто встречается у мюнхенских детей, но у взрослых он обычно исчезает. Речь идет о пленке, соединяющей верхнее и нижнее веко у внутреннего угла глаза и образующей складку, которая может закрыть ресницы верхнего века.

Это явление родственно «монгольской складке». Узкие глаза центрально азиатской расы отличаются своеобразной формой верхнего века. Название «монгольская» кажется мне неудачным, потому что такую же складку верхнего века имеют африканские готтентоты и на протяжении первых 18 месяцев жизни 25% детей в Центральной Европе. Я не удивлюсь, если окажется что такая складка чаще всего встречается у восточной, восточно-балтийской и судетской рас, но исследований на этот счет нет. Если верно, что такая складка чаще встречается в России, этот факт можно приписать влиянию одной из трех названных рас. Древе, наблюдая такие складки у баварских детей, установил, что они почти всегда сочетаются с широкой, вдавленной переносицей. На Украине «монгольская складка», которую часто не отличить от эпикантуса, встречается у 50% детей и 2% взрослых. Там установлена корреляция этой складки с брахикефалией.

Другой вид складки верхнего века, в противоположность эпикантусу, появляется в старости. Это связано с дряблостью кожной ткани. Такая складка образуется на наружном углу глаза. Ее можно видеть на нордических и фальских лицах, причем на последних и в молодые годы. Заметна она и на портретах старого Бисмарка.

В связи с эпикантусом следует упомянуть и другое явление, присущее центрально-азиатской расе. В Китае, Японии, среди американских индейцев и эскимосов дети часто рождаются с темно-синим пятном у копчика, которое исчезает через 5-10 лет. Его называют «монгольским пятном», что не совсем точно. Да, его имеют 100% японских детей, но оно встречается и в Европе, хотя и редко (например, в Болгарии 0, 6%). Но главное, оказалось, что такое пятно имеют и 80% негритянских детей...

С доисторических времен в Европу одна за другой просачивались струи азиатской крови, чем можно объяснить появление там «монгольского пятна», не связывая восточную, восточно-балтийскую и судетскую расы с центрально-азиатской расой.

Примесь центрально-азиатской крови в Германии, прежде всего в восточной части ареала немецкого языка, несомненна. Встречаются люди промежуточного типа между европейской восточной расой и центрально-азиатской расой. Восточная и восточно-балтийская раса по многим признакам ближе к центрально-азиатской расе, чем другие европейские расы. Некоторые даже не видели различий между центрально-азиатской и восточной расами, и называли последнюю «монголоидной» или «туранской».

Тип, получаемый при скрещивании европейских рас с центрально-азиатской, отличается от восточной расы следующими признаками: фигура более стройная, плечи более узкие, особенно у женщин. Члены более тонкие, часто вся фигура выглядит детской. Голова никогда не бывает «квадратной», как у восточной расы, лоб не такой крутой и широкий, нижняя часть лица более узкая, но скулы сильно выступают. Крышка черепа более выпуклая. Нос более мясистый и широкий. Борода у мужчин растет слабо.

Смешанный тип может скрывать под собой черты расы, которую Рехе назвал судетской, а польский расолог Чекановский «дославянской», так как люди этого типа тысячи лет назад жили на тех землях, которые потом заселили славяне (преимущественно, нордического типа). Рехе выделил судетскую расу по находкам неолитического периода. Шифф различает два типа среди широколицего и короткоголового населения Чехии. К востоку головы становятся менее короткими, а носы – более широкими, к западу, наоборот, головы короче, а носы более узкие. Название «судетская раса» Рехе выбрал удачно. Шейдт назвал неолитические формы этой расы «восточногерманскими брахикефалами». Сегодня эта раса распространена в Польше, Силезии и Чехии, доходит до Эстонии, России и Лаузица, а вместе с польскими рабочими – до рейнской промышленной области, и лучше всего называть ее «судетской», если только считать ее расой, а не результатом скрещивания с центрально-азиатской расой.

Рехе так описывает черты своей судетской расы: малый рост – у мужчин около 1, 60м, сравнительно небольшая голова, мезо-и брахикефалия, но форма головы не шаро-, а яйцеобразная, затылок слегка выпуклый, выступающие скулы, крутой, низкий лоб, широкий, плоский нос, выступающие челюсти, темный цвет кожи, волос и глаз.

К. Ф. Мюллер и М. Шпрингер, проведя расовые исследования детей, назвали скрещивание нордической расы с монголоидной «неудачной игрой природы», поскольку оно порождает «душевную дисгармонию». Возможно, среди этих детей были дети с судетской или восточно-балтийской примесью.

Есть «аномалии, причины которых неизвестны» (Ленц) и которые нельзя связывать с влиянием центрально-азиатской расы. Это т. н. монголизм или монголоидная идиотия. Речь идет о слабоумных детях, которые внешне выглядят карикатурой на монголоидный тип. Первым описал эту болезнь Лэнгдон Даун.

Несомненно, центрально-азиатская кровь проникала в Европу. Судетская раса, похоже, находилась в непосредственном контакте с центрально-азиатской. Но это не единственная чужая кровь, проникшая в Европу. Много чужой крови в еврейской расовой смеси. Но независимо от еврейских примесей в Европе можно встретить людей, которые не укладываются в расовый облик европейских рас.

Нередко встречаются курчавые люди. В чем причина этого явления? Во многих случаях речь идет о том, что в учении о наследственности называется идиовариациями или мутациями, т. е. о таких явлениях, когда по не известным до сих пор причинам у отдельных людей возникает новый признак. Продолжающееся скрещивание делает исследование этих явлений почти невозможным. Во многих случаях появление курчавых волос объясняется примесью негритянской крови, но иногда речь может идти о влиянии доисторических европейских рас, отдельные наследственные признаки которых в результате доисторических скрещиваний дошли до нас...

11. Психические качества нордической расы

Если бы человеческие расы были неодинаковы только по своим физическим наследственным признакам, то изучение расовых явлений имело бы гораздо меньшее значение. Психическое наследственное неравенство человеческих рас обуславливает бросающиеся в глаза различия в поведении и действиях отдельных людей и народов, а также в реакции разных людей или групп людей на внешние события.

Те, кто возражает на это, что разница в поведении людей и народов обусловлена не только расовыми наследственными задатками, но также традициями и воспитанием, не учитывают, что и традиции, и направленность воспитания в свою очередь обусловлены людьми и их расовыми наследственными задатками. Традиция при расовых изменениях в народе может еще какое-то время сохранять духовную ориентацию исчезающей в данном народе расы. Кроме того, в народе в разные времена могут с разной силой проявляться его отдельные расовые составляющие. Историю народа можно трактовать как конфликт его наследственных задатков с окружающим миром. При таком конфликте отдельные расовые души народа, образующие в совокупности «душу народа», не всегда развиваются одинаково интенсивно.

То, что определенные душевные черты обычно связаны с определенными физическими признаками, подсознательно знает почти каждый, и почти каждый человек убежден, что эти черты наследуются. Почти каждый судит о других людях на основе своего накопленного в подсознании опыта, свидетельствующего о взаимосвязи психических черт и физических признаков. «Все молчаливо исходят из принципа, что внешний вид каждого человека выражает его суть, и это правильно. Трудность заключается в том, чтобы определить, в какой степени способности являются врожденными, а в какой благоприобретенными» (Шопенгауэр). У Шекспира можно встретить фразу: «Я увидел его душу на его лице». К. Ф. Мюллер пишет в книге «Рабочее движение и демографическая проблема» (1927): «В одной промышленной области Центральной Германии с сильной текучестью рабочей силы профсоюзные работники рассказали мне, что они могут с большой долей вероятности распознать по лицу неизвестного им рабочего его ценность для организации и даже партийную принадлежность...». В каждой рекламе, в каждом предвыборном плакате в изображениях людей проявляется подсознательное знание расовой психологии. Выводы физиогномики большей частью совпадают с выводами расологов о разных психических качествах отдельных рас...

Ценные указания на расовое своеобразие дает Беддоу в своей книге «The Races of Britain» (1885). Он описывает жителей областей, где преобладает нордическая, восточная или западная раса. Ярче всего нордические качества проявляются у йоркширцев. Это проницательность, правдивость, выдержка, сила воли, прилежание, здравый смысл, честность, любовь к комфорту, порядку и чистоте, а также к обильной еде, недоверие к рыночным зазывалам, эгоистичная суровость, музыкальность, склонность к занятиям ремеслами, коммерцией, а также наукой; недостаточная сила воображения, иногда поспешные выводы, что противоречит «германской склонности все основательно обдумывать».

Мак Лин описывает нордического человека как «рассудительного и холодного, недоверчивого и с трудом поддающегося убеждению. На его наблюдательность не влияют волнение или предрассудки. Хорошая ориентация на местности выражается в способностях к геометрии, астрономии и мореплаванию. Справедливость в суждениях определяется не тем, что он справедливей людей других рас, просто он действительно любит истину и не любит поддаваться эмоциям. Отличается преданностью, но не в такой степени, как кельты, и, хотя менее возбудим, не столь склонен к раскаянию или прощению. Выше всего ставит собственную свободу и ради нее готов переносить любые трудности и опасности. Часто довольно суров, но почти всегда обходителен. Твердо придерживаясь своего мнения, уважает мнение других. Любит высокое и возвышенное, но склонен высмеивать чудесное и таинственное. Не теряет врожденного чувства юмора даже в опасных ситуациях. Его твердость и уверенность в себе не могут поколебать ни страдания, ни смерть».

Арбо описывает поведение людей в нордических областях Норвегии: «Особенно сильно стремление к чистоте, как в доме, так и к душевной чистоте. Эти люди очень гостеприимны, они производят впечатление достойных доверия и надежных. Женщина у них занимает более высокое положение... Они отличаются аристократичностью внешнего облика и мышления, гордятся своими предками, родовыми преданиями и знанием своих родословных. Ведут себя с чувством собственного достоинства, обычно сдержанно». Черты шведского народного духа, не умалчивая о его теневых сторонах, описывает в своей изданной в 1911г. книге Сундберг.

Основными психическими качествами нордической расы я считаю способность к оценкам, правдивость и энергичность. С первым из них связаны чувство справедливости, тенденция к обособлению, недоверие к красноречию и к духу массы, подозрительность, чувство реальности, недоверие к чужакам и верность тем, кто сочтен достойным доверия. С этим же связана и непримиримость к злокозненным врагам.

Нордический человек может трезво смотреть на самого себя. Он склонен к замкнутости в повседневной жизни, к обособлению племени от государства. Замкнутость делает его немногословным и часто жестким. Часто ему недостает «человеческого тепла». Его холодная рассудочность может показаться оскорбительной. Нордический человек мало заботится о том, чтобы нравиться другим; ему присущи высокая мера ответственности и совесть. Сам будучи деловым, он требует того же и от окружающих. Им движет чувство долга, которое может сделать его безжалостным к другим. Участливая доброта ему не свойственна.

Индивидуализм нордического человека часто ослабляет и семейные узы; он и на своих близких смотрит рассудочно. Семейное чувство у него слабей, чем у людей других европейских стран, зато чувство принадлежности к общине, племени и т. п. сильней, чем у них, за исключением, может быть, фальской и динарской рас. Племя нордическому человеку ближе, чем государство. Однако в высшем своем развитии нордическая раса и только она выдвигает крупных государственных деятелей. Нижнюю Саксонию, землю, где сильней всего преобладает нордическая раса, Трейчке назвал «землей государственных голов». Главной чертой уроженцев Нижней Саксонии Бисмарк считал «стремление к достижимому».

Эмоциональным нордического человека назвать нельзя. Экзальтация для него неприятна. Сексуальные стремления он проявляет более сдержанно и избирательно, чем люди других европейских рас. «В половой жизни германцы были холодными как ни один другой народ», – говорит знаток германских древностей Андреас Хейслер... Среди нордических людей больше «бездушных», чем внешне проявляющих свои эмоции. Холодный расчет преобладает у них над беспокойной агрессивностью.

Нордический человек – «matter of fact», как говорит английская пословица. В борьбе за свое дело он может быть, если можно так выразиться, деловито страстным. Обладая чувством справедливости, он проявляет рыцарские качества. «Деловитую страстность» мы встречаем и в нордическом искусстве, наиболее яркий пример – музыка Баха.

«Бесстрастность», необходимую для правильной оценки, соблюдающее дистанцию спокойствие, характерное для нордических крестьян, можно приписать вслед за Рипли «недостаточной силе воображения», но я бы говорил в данном случае об ее меньшей возбудимости, а не о «недостаточности» и, прежде всего, о более тесной связи всех представлений с действительностью. В представителях нордической расы мне часто бросается в глаза холодная сила воображения: образы сменяются один другим более плавно, но имеют четкие очертания... Этой холодности соответствует и меньшая способность нордической расы к сочувствию и меньшее знание людей. Последнее Сундберг считает главной чертой шведов. Нордическая раса лучше понимает животных, чем других людей. Нордический (и еще чаще фальский) человек менее общителен, чем люди других европейских рас.

Нордический человек стремится скрыть свою оценку за сдержанным поведением и вежливой холодностью и скорее проявит свой ум, чем душу. Душевные порывы он часто скрывает за внешней жесткостью. Но меньшая способность к сочувствию и менее возбудимая сила воображения не означают меньшей художественной одаренности. Наоборот, более спокойная деятельность нордического духа обуславливает высшие выражения его духовной жизни. Люди темных европейских рас осматриваются вокруг, нордические люди вглядываются. Эта черта проявляется в искусстве древней Греции, в особой научной одаренности нордической расы, в ее любви к природе, к животным. Нордический человек – талантливый рассказчик.

Чувство справедливости нордической расы мощно проявляется в образе Михаэля Кольхааса у Клейста. Этот нордический герой после того, как его судьба решена, действует на свой страх и риск, но с неизменной деловитостью. Западный человек в том же положении яростно стремился бы отомстить, восточный и восточно-балтийский покорился бы судьбе и ждал бы случая для мести. Для нордического человека свобода это также освобождение от власти собственных настроений. Его стремление к свободе это не политический лозунг, а воплощение принципа «мой дом – моя крепость». Свобода для него означает жизнь согласно собственным принципам, но эти принципы возникают не под настроением, а в результате обдуманных решений.

У отдельных нордических людей эти качества своеобразно сочетаются с легкомыслием, с беззаботностью, пример чего – гётевский Эгмонт. Безрассудная смелость приводила к гибели отдельных нордических людей и целые племена. Эта черта не раз проявлялась в истории народов нордической расы. Но все же это черта скорее отдельных людей, чем расы. «Нордический человек меньше всего живет моментом, он превосходит все расы по твердости воли и предусмотрительности, инстинкты он подчиняет дальним целям» (Ленц). Нордический человек это, прежде всего, организатор.

Если исследовать частоту появления творчески одаренных людей в отдельных расах, то нордическая раса особенно богата ими. Новейшие исследования подтверждают то, что французский расолог Лапуж писал о нордической расе еще в 1888 г.: «Почти все великие люди принадлежали к ней, даже если они частично имели черты народов совершенно иных рас, и я не удивлюсь, если свет, который распространяли некоторые другие расы, окажется свидетельством наличия примеси светловолосых долихокефалов в их инертной массе, скрытого во тьме времен. Светлая, длинноголовая раса составляла господствующий класс в Египте, Халдее и Ассирии. С Индией и Персией дело ясное, а возможно и в древнем Китае было то же самое. Эта раса играла главную роль в греко-римской цивилизации, а в наше время значение народов полностью пропорционально количеству длинноголовых блондинов в их господствующих слоях. К этой расе принадлежали галлы и франки, которые создали Францию во всем ее блеске; такие же люди в Германии вдохнули жизнь в массы и увлекли их за собой».

Однако одно лишь исследование достижений не может быть основанием для оценки нордической расы в целом. Необходимы исследования таких корреляций в повседневной жизни, как профессия и рост, профессия и форма головы и т. д. Такие социально-антропологические исследования проведены в Германии, Англии, Швейцарии, Франции и Америке. Установлено, что высшие классы ростом выше низших. Таковы данные по Швейцарии. Высокий рост указывает на нордическую, динарскую и фальскую кровь. Проведя измерения на нескольких тысячах трупов, анатом и антрополог Пфицнер из Страсбурга пришел к выводу: «Высокий интеллект преобладает у людей выше среднего роста, с более развитой затылочной частью головы». Влияние среды здесь не при чем.

Антропологам известен тот факт, что в дешевых лавках не продаются шляпы больших размеров. Один этот факт указывает на расовое расслоение. Ничефоро обнаружил, что у людей низших сословий более широкие скулы и нижние челюсти, что указывает на примесь восточной и восточно-балтийской крови. Он же сравнил рабочих и студентов одного возраста и установил, что у рабочих голова короче. Бертильон во Франции и Гоулд в США установили, что лицевой угол у образованных людей больше, чем у людей из низших слоев. Художники, изображая людей из народа, всегда рисуют их с широкими, курносыми носами.

В работе К. Рёзе «О европейской расологии» описаны результаты исследований одаренности, проводившихся в Дрездене. Согласно этим результатам, унтер-офицеры более нордические, чем солдаты, штабные офицеры более нордические, чем прочие офицеры, преподаватели высших школ одного города более долихокефальны, чем офицеры местного гарнизона и т. д. Рабочие завода, на котором требуются люди высокой квалификации, имели более длинные черепа, чем остальное население. Лапуж в Ренне получил такие же результаты: у студентов головы не такие короткие, как у остального населения. Рёзе следующим образом сформулировал свои выводы (по данным на 1900 год):

«Чем выше место и чем оно лучше оплачивается, тем больше и длинней голова и выше рост».

«Люди, выдающиеся в духовном плане, отличаются обычно большим ростом, чем население в среднем, и имеют более длинные головы больших размеров».

«Нордическая расовая составляющая немецкого народа – главный носитель его духовной силы».

«Высшие слои населения имеют больше нордической крови, чем немецкий народ в целом».

Таким образом, расы распределяются не только по горизонтали, по областям и странам, но и по вертикали – по сословиям.

Нет народов чистой расы; в Европе нет народа, который не был бы результатом расового смешения. Может быть, на всей Земле все высшие цивилизации созданы в результате подчинения местной расы пришлой, господствующей расой и любой упадок народа и цивилизации (культуры) обусловлен вымиранием творческого слоя этого народа. И в современной Европе низшие сословия имеют в среднем меньше всего, а высшие в среднем – больше всего нордической крови.

Книга Аммона «Естественный отбор у человека» (1893) заставляет сделать еще один вывод: жизнь в городах, особенно в больших городах, означает медленную расовую смерть нордической расы. Это связано с такими явлениями, как жестокая конкуренция, поздние браки, ограничение числа детей, плохие жилищные условия и т. п.

Социально-антропологические исследования выявляют руководящие качества нордической расы. В каждом народе нордическая раса скапливается в высших слоях. То же самое наблюдается в руководстве низших слоев. Как подчеркивает К. Ф. Мюллер в своей статье «Раса и социализм» («Зюддойче Монатсхефте», июль 1927), «публикуемое издательством «Форвертс» иллюстрированное приложение «Фольк унд Цайт» на протяжении нескольких лет напечатало длинную галерею портретов старых, заслуженных борцов социалистического движения. Удивительно, как много среди них типично нордических голов. На съезде профсоюза текстильщиц я насчитал 75-80% блондинок. Еще заметней руководящая роль нордической крови в немецком рабочем движении согласно антропологическим наблюдениям слушателей полугодичных курсов социалистической народной школы, куда съезжаются со всех концов Германии молодые будущие рабочие вожаки. Хотя более половины из них с юга Германии, 54% имеют основные признаки нордической и еще 18% – нордическую примесь. Евреев всего 4%...

... Руководящий дух нордической расы делает людей этой расы и хорошими военачальниками. В России попытались воспитать командиров из бедных нордической кровью слоев населения. Но, как писала газета «Берлинер Тагеблатт» от 8 января 1922г. на Съезде Советов, состоявшемся в декабре 1921г. Троцкий сделал очень любопытное заявление. В военные школы принимали только детей рабочих и крестьян, но воспитание из них командиров затруднял тот факт, что у них не было «сознания господ», которым дети из «буржуазных семей» обладали от природы, и развить это сознание трудно. В Европе оно обусловлено нордической кровью. В этой связи уместно привести описание нордической сути, которое дал Лапуж:

«Долихокефал имеет большие потребности и непрерывно работает, чтобы их удовлетворить. Он лучше умеет приобретать богатства, чем сохранять их, он легко накапливает их и легко теряет. Будучи предприимчивым, он отваживается на все и его смелость приносит ему небывалые успехи. Он ведет борьбу ради борьбы, но никогда без задней мысли о выгоде. Каждая земля принадлежит ему и весь мир его родина. Его ум может вознестись высоко и варьирует у отдельных людей от тяжелой основательности до творческого духа. Для него нет ничего немыслимого, нет ничего, на что бы он не отважился, а раз он захотел, значит, сделал. Логично, что он никогда не удовлетворяется пустыми словами. Прогресс – его сильнейшая потребность. По религии он протестант. От государства он требует лишь, чтобы оно уважало его деятельность, и скорее стремится выдвинуться сам, чем подавить других. Он издалека чует свою выгоду, а также выгоду для своего народа и своей расы и смело готовит их к высшему предназначению. Он верит, что скоро станет бесспорным хозяином Земли, и его безграничная смелость, познавательная способность и сознание принадлежности к своей расе дают ему большие надежды на успех».

Это описание не означает, что границы протестантского вероисповедания точно совпадают с границами расы, что нет католиков нордической расы – утверждение Лапужа легко опровергает карта распространения рас в его собственной стране. Лапуж хотел сказать, что нордический человек стремится к духовной свободе, хочет иметь свое мнение по всем вопросам, поэтому его легко сделать протестантом. Примечательно, что «еретические», «предреформационные» движения захватывали романоязычные народы там, где еще сохранилось много нордической крови. Можно сказать, что нордический человек в своей религиозной жизни более холоден, чем люди фальской и восточной расы, он менее склонен к мистике. Примерами могут служить вера древних греков и германская религиозность, какой ее описал Куммер в книге «Гибель Мидгарда» (1927). Нордический человек не проявляет религиозного рвения, под религиозной вывеской он часто маскирует политические цели...

«Прогресс», к которому, по Лапужу, стремится нордический человек, не следует понимать в смысле политического лозунга. Человек нордической расы всегда стремится выйти как можно дальше за пределы привычного окружения. В эпоху, когда политический «прогресс» стал лозунгом большинства, нордический человек опять пойдет против течения и предпочтет остаться один: в ведомой толпе он, в отличие от восточного и восточно-балтийского человека, чувствует себя неуютно. Свобода в сочетании со всеобщей уравниловкой – не для него.

Описание Лапужа неверно лишь в одном, но принципиально важном пункте, касающемся нордического расового сознания. В Европе расовое сознание есть только у евреев.

Еще Линней в своем описании «Homo europeus», нордического человека, отмечал его предприимчивость. Это качество гонит нордических крестьянских сыновей из села в город. Это происходит во всех странах с заметным процентом нордической крови. Когда иммигранты из разных народов собираются в одной стране, как в Северной и Южной Америке, наверху, как правило, оказываются представители тех народов, у которых больше всего нордической крови.

Каково положение внутри отдельных народов, таково оно и в международном плане: ведущие народы Земли это народы с наибольшим процентом нордической крови. Даже малочисленные скандинавские народы дали больше выдающихся людей, чем те народы Восточной и Южной Европы, в которых нордической крови осталось мало.

Рёзе отметил, наблюдая за школьниками: «Долихокефалы самые способные, но и самые ленивые». Но это не лень, а скорее характерное нордическое детское легкомыслие. Нордический ученик больше ребенок, чем восточный. Но так обстоит дело в младших классах, а в старших уже сказывается духовное превосходство нордических учеников.

«Не в характере нордической расы монотонно, бессмысленно собирать мед. Нордический долихокефал работает скорее импульсами, периоды крайнего напряжения сил чередуются у него с периодами расслабления или полного бездействия. Если германец вынужден работать непрерывно, не имея возможности периодически отдыхать, он быстро выдыхается. Нордическая раса позже всех завершила свое духовное развитие. Те, кто к ней принадлежит, – поздно созревающие плоды, преимущества которых проявляются, как правило, только по возмужании» (Рёзе).

Одэн исследовал происхождение известных писателей Франции («Происхождение великих людей», 1895). Есть также исследование о происхождении лауреатов премии парижского салона живописи. Оба исследования (карты к ним дает Рипли) важны по той причине, что они проводились без какой-либо связи с расологией. Но их результаты совпадают с расологическими картами: области с преобладанием восточной расы бедны выдающимися людьми. Родиной крупных писателей и замечательных художников Франции являются, главным образом, области, где население имеет более высокий рост, более длинный череп и более светлую пигментацию, иными словами, области преобладания нордической расы, где когда-то селились готы, франки, норманны и бургунды. Линия от Шербура до Женевы делит Францию на северную часть, богатую выдающимися людьми, и южную, бедную ими. Во французской «Энциклопедии» 1751г. о Нормандии сказано: «Это та провинция королевства, которая дала больше всего высоко одаренных и способных к науке людей». Одэн также установил, что из тысячи выдающихся людей Франции, происхождение которых он исследовал, 78, 5% вышли из знати, служилого сословия и людей свободных профессий с высшим образованием, т. е. из слоев, наиболее богатых нордической кровью. Исходя из этих наблюдений, Вольтман приступил к исследованиям, результаты которых он изложил в своих книгах «Германцы и Ренессанс в Италии» (1905) и «Германцы во Франции» (1907).

Исходя из наблюдений за группами иммигрантов, законодатели США пришли к различению желательных и нежелательных иммигрантов. Нежелательными считаются иммигранты из юго-восточной, а желательными – из северозападной Европы, т. е. той части Европы, где преобладает нордическая раса.

Нельзя не упомянуть и о такой особенности нордической расы, как широта ее духовного диапазона, способность «охватывать высочайшее и глубочайшее» (Гете). Возможности других европейских рас в этом отношении меньше, меньше всего – у западной расы (?). Нордическая раса велика как в творчестве и героизме, так и в преступлениях.

Нордическая раса отличается склонностью к самоубийству. На карте Франции наибольшее число самоубийств совпадает с местами преобладания нордической расы. Примерно то же наблюдается в Англии и Германии.

Отдельные расы различаются и по своим преступлениям. В Америке негры совершают гораздо больше преступлений, чем белые, выходцы из южных и восточных стран Европы больше, чем выходцы из ее северо-западных стран. Еще Ломброзо указывал, что в Европе убийства – реже всего среди германоязычных народов, а чаще всего среди романоязычных, причем в Италии оно чаще на юге и островах, где преобладает западная (средиземноморская) раса, чем в других частях страны, где преобладает восточная (альпийская) раса с динарской и нордической примесью.

В Германии частота преступлений на северо-западе, где преобладает нордическое и фальское население, гораздо меньше, чем на востоке и юге. По всей Европе число преступлений увеличивается с севера на юг. В северной Италии и северной Франции больше разводов и самоубийств, чем в южных частях этих стран. Бертильон пишет, что на юге споры быстро переходят в обмен ругательствами и ударами, а на севере их регулирует суд. Но жители юга после взрыва эмоций быстро снова успокаиваются, а крестьяне Нормандии или Шампани более злопамятны.

Нордической расе свойственно «большее уважение к личности и собственности» (Плётц), «самообладание, предусмотрительность, самоуважение и уважение к жизни и собственности других» (Ленц). В нордических областях преступлений меньше и потому, что нордический человек не мелочен. Но прежде всего его спасает его предусмотрительность.

Во всей нордической расе, как и в отдельных нордических людях, созерцательный покой, чувствительная сердечность так же возможны, как и жажда действия, холодный расчет, насмешливое презрение и неумолимая жестокость. Борьба в душе человека нордической расы может быть самой ожесточенной, душевное напряжение – самым сильным, ощущение жизни – самым полным. Крайности столь резко выражены, что трудно дать описание среднего представителя нордической расы. Для нее характерны чрезмерность, избыток физических и духовных сил, непрерывная работа мысли, которая вынуждает нордического человека ко все новым и новым действиям. Он любит меряться силами. В других европейских расах не встречается столь страстная, чистая и самоотверженная преданность духовным ценностям.

Ни в одной расе противоположность мужчины и женщины не обозначена столь четко, как в нордической.

Нелегко определить, каковы особые дарования нордической расы. Я бы назвал предпринимательство, завоевание, войну, государственное искусство, а также склонность к научному мышлению (причем скорее естественнонаучному, чем гуманитарному), изобразительному искусству и философии. Особо одарена она и поэтически. Кельтские и германские древности свидетельствуют о музыкальной одаренности. Но в области художественного творчества у нордической расы на первом месте поэтическое, архитектурное и изобразительное искусство, а музыка – на втором (у динарской расы она на первом). На бурное развитие немецкой музыки оказали влияние как нордическая, так и динарская кровь, особенно их смеси. Англия же со временем стала «страной без музыки».

Наконец, еще одно качество нордического человека – чистоплотность. Не случайно немцы изобрели мыло и щетку для волос. В отличие от нордических людей восточные люди нечистоплотны.

Подлинно нордическая черта – любовь к физическим упражнениям. Нордические люди любят работу на свежем воздухе. Среди профессий, связанных с такой работой, преобладают люди нордического типа, тогда как восточных людей очень мало.

12. Психические качества западной (средиземноморской) расы

Среди немцев эта раса представлена мало – всего 2%, да и то большей частью в смеси. Областей, где эта раса преобладает, в Германии нет.

Английские исследователи отмечают такие характерные черты западной расы: эмоциональная речь, красноречивость, живой и подвижный ум, – чувства быстро находят свое выражение в обильном потоке слов; способность быстро схватывать суть дела и неспособность к четким оценкам. «Живой ум, которому вредит недостаток постоянства и терпения» (Мэтью Арнольд). Западный человек быстро испытывает душевный подъем и столь же быстро впадает в уныние: часто одно следует за другим. Часто из-за своей горячности он нарывается на неприятности, но столь же легко избегает их благодаря своей ловкости и изворотливости. В своих оценках он скорее руководствуется чувством, чем разумом. «Он всегда готов возмутиться против реальности» (Генри Мартин), им всегда движет его легко возбудимый дух.

Мы наблюдаем эти черты у испанцев, французов со средиземноморского побережья, южных итальянцев, а также у ирландцев. Суть западного человека – эмоциональность и динамичность психики. Все силы души у него больше направлены на внешний мир, а у нордического человека – на внутренний. Поэтому западный человек сильней подвержен внешним впечатлениям, он любит яркие краски. Отсюда же его любопытство и жажда перемен; из-за менее содержательной внутренней жизни он постоянно нуждается во внешних впечатлениях. Духу нордического человека соответствуют его любимые цвета (у женщин чувство цвета развито более сильно), которые он предпочитает и в одежде, в украшениях, в интерьере квартиры, при выборе произведений искусства, – синий (голубой) и светло-зеленый. Любимые цвета западной расы – красный и желтый. В области искусства Делакруа и Жерико (последний – смешанных нордически-западных кровей, глаза голубые, волосы светлые) проявляют, на мой взгляд, западное чувство цвета, в Испании подлинно западным художником является Сулоага. Нелегко назвать других западных художников. Например, во Франции, за исключением Делакруа, все наиболее значительные художники большей частью нордической крови. То же можно сказать об Италии, особенно об Италии эпохи Возрождения, и о великом испанском искусстве (см. упомянутые книги Вольтмана), хотя, понятно, и художники этих стран часто могли иметь небольшие примеси западной крови. Что касается музыки, то почти все великие итальянские композиторы – нордического или нордически-динарского происхождения, зато испанские и южно-итальянские народные песни показывают западного человека таким, как он описан выше: легким, подвижным, страстным, веселым.

Страстность и подвижность – из-за этих свойств глубина нордического духа остается чуждой западному человеку. Он легче всего воспринимает радости жизни, а нордического человека волнуют проблемы жизни. Для западного человека жизнь это игра, для нордического – задача, к которой нужно подойти со всей серьезностью. Нордический человек может быть собственным судьей, западный всегда – собственный защитник. Угрызения совести – явление нордическое (и фальское); Гамлет и Макбет чужды западным и восточным людям. Угрызения совести людей восточно-балтийской расы отличаются от нордических тем, что они растянуты, запутаны и не приводят ни к какому решению. Западный человек всегда с любопытством следит за тем, как кто-нибудь, впавший в грех, будет выпутываться. Характерно испанское уменьшительное слово «пекадильо» – «грешок» – оно выражает лукавое отношение западного человека к собственной совести. Его не интересует человек, осуждающий сам себя; его интересует человек, выпутывающийся из трудной ситуации, озорник, который в конечном счете смеется над своими преследователями, над доверчивыми дураками, над обманутыми, над судом и соседями. Вполне в западном духе образ плута: таков Фигаро в «Севильском цирюльнике» Россини (Фигаро Моцарта совсем другой); отсюда же такие образы как Жиль Блаз и герой Додэ, Тартарен из Тараскона.

И в образе Одиссея (Гомер в одном месте называет его черноволосым) сказываются наряду с нордическими также западные черты или смесь западных и переднеазиатских черт. По этому можно судить, что «Одиссея» возникла позже «Илиады», нордического героического эпоса.

Не случайно, говоря здесь о западной расе, мы не можем указать ни на одну общеизвестную историческую фигуру как на характерного представителя западной расы. Эта раса выдвигает людей, которые благодаря своему живому уму, веселому темпераменту, ловкости и общительности кажутся нордическому человеку богато одаренными от природы. Западный человек более общителен, чем нордический. Ему свойственны гостеприимство и вежливость, он очень любит свою семью и детей, подает милостыню нищим. Особые качества западной расы бросаются в глаза, но она не рождает выдающихся людей. Не следует думать, что Россини принадлежал к западной расе, он был (по Вольтману) высоким голубоглазым блондином. Даже Делакруа (кареглазого и темноволосого) нельзя безоговорочно причислить к западной расе – он для нее слишком высок. Роберт Бернс имел западные черты лица, темные волосы и глаза, но тоже был высокого роста. Бизе, который так хорошо выразил в музыке западную суть, был ростом выше среднего, светловолосый и светлоглазый. Говорят, он был полуеврей. Западной расе, при всех ее языковых изысках, недостает творческой силы. Ее дух, как и тело – легкий, танцующий, невесомый. Дух борьбы, душевная глубина, угрызения совести и самоубийство чужды западному человеку.

Еще Ломброзо обратил внимание на то, что области Италии с преимущественно западным населением, такие как Калабрия или Сардиния, дают мало высокоодаренных людей (родившийся в Абруццах философ Б. Кроче – светлоглазый блондин). Северные итальянцы, меньше смешанные с западной расой, – более одаренные.

Люди высших слоев в тех областях Италии, где преобладает западная раса, менее длинноголовые; тем же отличаются учителя испанских высших школ от окружающего населения...

В Италии на населенном западной расой юге более распространены венерические болезни. Западной расе присуща гипертрофированная сексуальность. Т. н. «галльский дух» впитал в себя много от западной расы и имеет мало общего с чисто кельтским духом... Строгий, деловитый и ясный «латинский гений», в отличие от «галльского духа» – наследие нордической расы.

Западный человек восхищается плутами и склонен к адюльтеру. Совесть его не беспокоит, обманутый муж – предмет для осмеяния. Настоящие, нордические кельты видят, как и Р. Вагнер, в короле Марке в саге о Тристане трагическую фигуру, а западный «галльский дух» превращает этого короля в посмешище. Нордическим французам, таким как Флобер или Ромэн Роллан, этот дух чужд.

В прошлом племена западной расы были матриархальными. Люди западной расы также склонны к жестокости, они любят мучить животных. Кроме того, они ленивы. Они хотят меньше напрягаться и больше наслаждаться. Работая, они думают больше о себе, чем о деле.

Люди западной расы – отменные ораторы. Когда они произносят речь, в этом принимает участие все их тело. Во Франции можно видеть и слышать проповедников, которые по владению языком заткнут за пояс любого немецкого оратора, а по жестикуляции – любого немецкого актера. Врожденные ораторские способности у нордической расы редки, у западной – очень распространены.

Западному человеку чужд дух протестантизма. В протестантизме нет ярких красок, жестов, ораторства, нет многоцветия католических небес. Но и нордический католицизм Вестфалии или динарский католицизм Верхней Баварии и Тироля – нечто совершено иное, нежели ирландский или южно-итальянский католицизм западной расы. В южном католицизме с доисторических времен сохранилась западная форма верований, более матриархальная, более сексуальная и радостная (см. книгу Кинаста «Аполлон и Дионис», Мюнхен, 1927).

Вера западного человека не укоренена так глубоко в совести, как вера нордического человека. Она служит выражением благодарности за жизнь. Вера нордического человека может быть потрясена, если он вступит в конфликт с Богом; у западного человека бывают часы ярости против Бога и мира, когда его красноречие выражается в проклятиях всех видов, но после этого он снова легко обретает равновесие. Может быть, у него короткая память и поэтому он легко примиряется.

У западного человека, как и у нордического, развито чувство чести, но оно утрированное и показное. Западный человек не считает бесчестным солгать. Он обладает большей силой воображения, чем человек нордической расы. Сдержанность нордического человека его раздражает.

Цифры преступности выше в тех областях Италии, где преобладает западная раса. Ничефоро описывает одну такую область на Сардинии. В политике западный человек склонен к анархии, заговорам и бандитизму. Примеры – ирландские шинфейнеры, итальянские каморра и мафия, а также итальянское масонство. На выборах западное население Франции, Уэльса и Ирландии охотно голосует за «радикалов».

Об особенностях расовой души можно судить как по религиозной, так и по политической жизни. К. Ф. Мюллер показал это на примере социалистических партий в своей книге «Рабочее движение и демографическая проблема» (1927): «Достаточно сравнить происходящее в примерно одинаковых экономических условиях и тем не менее столь принципиально различное развитие рабочего движения на Скандинавском и Пиренейском полуостровах. В первом случае мы имеем трезвое, зрелое, гордое движение нордического рабочего класса через реформы к повышению уровня жизни, во втором – неспособность к подобной организации, истерические вспышки, театральные жесты, синдикалистские методы борьбы».

Нордический человек кажется западному скучным, тяжеловесным и в целом чужим. Нордический человек часто немного презирает западного, хотя иногда и восхищается им, но сторонится от него и мало на него полагается. Духовная дистанция велика, тем не менее возможны длительные, сердечные отношения между представителями этих рас. Браки между ними могут дать неуравновешенное потомство.

Нордический человек часто испытывает тягу к западному образу жизни. Он склонен к романтике, и его всегда тянуло на юг, в радостный мир западной расы. Пример этого – заметки Ницше об опере Бизе «Кармен» (примесь динарской крови у Ницше была незначительной). Это было стремлением стать таким же легким, подвижным, веселым, не отягченным никакими угрызениями совести и никакой ответственностью, как западный человек. Немцы и англичане испытывали эту тягу на юг и ошибочно видели этот юг в древней Греции. Они искали мир, сутью своей связанный с западной расой, но этот мир оставался недостижимым для нордической расы, суть которой была иной. Расовые границы отводят каждой расе более или менее четко очерченную духовную область, вне которой для нее возможно только уничтожение своей собственной сути.

13. Психические качества динарской расы

Динарские люди имеют совершенно иной психический склад. Те, кто наблюдал австрийскую армию во время мировой войны, отличают надежность, храбрость, гордость и чувство чести этих людей. Немецкие крестьяне Каринтии, Штирии, Тироля и южной Баварии, высокие, короткоголовые, узколицые, с орлиными носами и мощной фигурой, живут рядом с людьми восточной расы, но существенно отличаются от них. Риль в своей «Естественной истории народа» (том 1, 1856), описывая жителей Верхней Баварии, людей с «грубой, мощной фигурок», с «несомненным художественным инстинктом», неотесанных и неуклюжих, бессознательно изображал динарскую расу. Грубая, воинственная сила характерна для преимущественно динарских албанцев, на это в свое время обратил внимание Байрон.

Динарского человека отличает особое чувство чести и любовь к родному краю. Преимущественно динарские жители Каринтии были единственными немцами, которые после общего краха в 1918 году взялись за оружие, чтобы защитить свою родину от врага. Любовь к родине и гордость ею отличают людей динарской расы во всех народах, в которых она представлена. Динарские крестьяне Тироля составили костяк борцов против Наполеона и на памятниках в австрийских Альпах мы видим динарские лица. Тоска по родине особенно свойственна динарцам. В России этим особенно отличаются украинцы, и Украина – преимущественно динарская область. Авантюрист Казанова упоминает о неутешной тоске по родине преимущественно динарских словенцев; он и сам был склонен к ностальгии и, судя по его портретам, имел динарскую примесь.

Несомненно, динарская кровь определяет то особое чувство собственного достоинства, которое отличает крестьян альпийских областей Германии и Австрии. Сильная примесь динарской крови отдаляет баварцев от северных немцев. Кровь восточной расы, перемешанная с нордической, скорее способствовала преодолению различий между северными немцами, с одной стороны, и баварцами и австрийцами, с другой.

Динарские люди гордятся своим своеобразием, блюдут традиционные обычаи. В австрийских Альпах жители каждой долины имеют свой диалект, свои особенности строительства домов, свои обычаи. Творческое своеобразие отличает эти местности от тех, где преобладает восточная раса. Для преимущественно динарского населения Украины характерны красочные костюмы, украшения домов и предметов домашнего обихода, уход за садами, любовь к своим песням – все это черты динарской души.

Динарской расе, как и нордической, свойственны воинственные наклонности и способности. О преимущественно динарских черногорцах говорят, что они любят свою родину, что они выносливые, смелые, «прирожденные солдаты». Прекрасными солдатами были в мировую войну также французские и итальянские горцы.

Наблюдатели отмечают у динарской расы и ее коммерческие способности. Люди этой расы легко возбудимы, быстро впадают в гнев. Это связано с гипертрофированным чрством чести и повышенной чувствительностью, ничтожный повод может быть воспринят как оскорбление. В преимущественно динарских юго-восточных областях Германии много людей осуждено за нанесение тяжких телесных повреждений. Но, несмотря на вспышки гнева, динарской расе свойственно добродушие. Грубость сочетается у людей этой расы с сентиментальностью. Динарский человек обычно хороший знаток людей, он умеет подметить их смешные стороны и метко описать их в словах. Немецкие диалекты динарских областей особенно богаты шутливыми словами и поговорками. Динарские люди склонны к изучению других народов, они тонко чувствуют природу.

Динарская раса кажется мне по сравнению с нордической, более простой, возможности ее развития ограничены. Прежде всего, она менее предусмотрительна. У нее нет душевной тонкости и смелости мысли нордической расы. Динарская душа довольствуется немногими впечатлениями. В динарской расе нередко встречаются такие люди, которых называют «людьми настроения».

Динарский тип – способный и жизнерадостный, с чувством юмора и склонностью к дракам. Общительность динарской расы грубая и шумная. Основные ее черты – грубая сила и прямота.

Люди динарской расы любят роскошества и высокопарные слова. Многие их действия и слова носят на себе печать экзальтации. Все приподнятое, избыточное, пленительное в искусстве барокко – выражение динарской души, я писал об этом в книге «Раса и стиль» (1926). Динарские люди – хорошие актеры. Их актерские качества проявляются и в повседневной жизни, они любят изображать «простосердечных детей природы», за что их любят люди других рас и что помогает им преуспевать.

Динарская раса имеет особый музыкальный дар, и не случайно композиторы часто имеют динарские черты. Примеры – Паганини, Тартини, Керубини, Шопен, Верди, Берлиоз, у немцев – Гайдн, Моцарт, Вебер, Лист, Вагнер, Корнелиус и Брукнер. И не случайно народная песня в Германии жива именно в динарских областях. Любимые краски динарской расы – темно-зеленая и красно-коричневая.

По духовной одаренности я бы поставил динарскую расу (вместе с фальской) на второе место среди европейских рас. Даже когда у великих людей Европы заметна примесь ненордической крови, чаще это примесь динарской (или фальской), чем восточной или западной расы.

Наблюдения за студентами Венского университета заставляет меня предположить, что динарская раса не испытывает такой тяги к научной деятельности как нордическая. Австрийские студенты кажутся мне более нордическими, чисто динарские черты встречаются среди них редко. Зато нордически-динарская смесь – нередкое явление среди образованных людей Швейцарии, южной Баварии и Австрии. В Италии сравнительно много студентов принадлежит к динарской расе. Согласно исследованиям Ливи, студенты во всей Италии в среднем выше ростом, чем крестьяне, и преобладающая форма носа у них – орлиный. Это признаки динарской расы.

 

Психические качества т. н. переднеазиатской (арменоидной) расы, «сестры» динарской расы, сильно отличаются от ее психических качеств. Психические различия кажутся мне в данном случае большими, чем физические. «Народы преимущественно арменоидной расы, такие как армяне, греки, евреи отличаются особым талантом к торговле, умом и способностью проникать в души других людей» (Ленц). Переднеазиатская раса имеет также особый музыкальный дар. Она склонна к жестокости, причем к расчетливой жестокости, об этом свидетельствует история народов Передней Азии. Подробное описание переднеазиатской расовой души см. в книге Клаусса «О душе и облике рас и народов» (Мюнхен, 1928).

Штиль в книге «Наши враги» (Штутгарт, 1916) описывает впечатление от армянских военнопленных, преимущественно людей переднеазиатского типа: «Они не столько предприимчивы, сколько сдержанно осторожны, в них не столько гордой веры в себя, сколько хитрых расчетов, – об этом говорят их внешние черты».

14. Психические качества восточной (альпийской) расы

Испанский ученый, изучавший восточную расу, которая живет в Испании довольно компактно в горах северо-западного побережья, отмечает ее замкнутость и угрюмую неприветливость по отношению к чужим. Швейцарцы восточной расы, по отзыву Рипли, равнодушны и терпеливы. Во всех странах восточный человек проявляет терпеливое прилежание и очень привязан к своей семье и своему месту жительства. Это удобный сосед и спокойный подданный. «Это оседлый тип, который редко мигрирует, разве что из-за допущенной по отношению к нему большой несправедливости. Там, где он поселился, он держится за свое наследственное владение, несмотря на все неудачи. Если он переселяется в город, то обычно возвращается на родину, чтобы провести там в покое свои последние дни» (Рипли). Некоторые считают это возвращение на родину восточных людей причиной того, что в городах Бадена население более длинноголовое. Такое возвращение на родину типично для Франции: счастье французского рантье – воплощение желаний восточного человека.

Маклин в «Anthropological Review IV», 1866, описывает свои впечатления от восточной расы в местах, где она, вероятно, имеет западную примесь. Короткоголовых, широколицых и низкорослых жителей Западной Ирландии и Гебридских островов он называет «типом Санчо Пансы»; они «эмоциональны, в возбужденном состоянии вспыльчивы, лукавы, жадны до денег, бережливы, хотя живут в бедности. Трудолюбивы, когда точно знают, что дело принесет им доход, в противном случае апатичны и ленивы».

Сопоставим эту характеристику с той, которую дает Лапуж: «Брахикефал – человек трезвый, работящий, бережливый, осторожный. Нельзя отказать ему в мужестве, но воинственных наклонностей он не проявляет. Он любит земледелие и привязан к своему клочку земли. Он человек не без способностей, но редко по-настоящему одаренный. Он ставит перед собой очень ограниченные цели и терпеливо работает над их осуществлением. Он очень недоверчив, но его легко увлечь словами, смысла которых он не понимает. Это человек традиции, т. н. здравый ум. Прогресс ему не нужен, он хочет быть, как все, обожает единообразие. По религии он католик, от государства он ждет только подачек и его единственное желание – сравнять все выдающееся, потребности выдвинуться самому у него нет. Он очень хорошо понимает свою краткосрочную выгоду, а также выгоду для своей семьи и своего окружения, но масштабами всей страны он не мыслит».

В областях Норвегии с сильной восточной примесью Арбо нашел людей «более низкой культуры, менее чистоплотных, мрачных и менее гостеприимных. Женщины надрываются, занимаясь всем, а их мужья бездельничают... Здесь нет аристократизма, царит демократическое единообразие, все равны».

Главные качества восточных людей – созерцательность, стяжательство и бездушие. Благородство – не та ценность, к которой стремится восточная душа. Ее ценность – спокойная и уютная обывательская жизнь. Золя в своих «Ругон-Макарах» называет родоначальника, садовника Ругона «тяжеловесным и невозмутимым». Это французские эпитеты для людей восточной расы. Восточному человеку не свойственны великодушие и душевные порывы, это мещанин, думающий только о себе, своей семье, деньгах и созерцательном покое, мещанин не по принадлежности к определенному сословию, а по своей сути.

Бездушие, эгоизм и работоспособность, мелочность, а также деловая семейная сплоченность людей восточной расы, их способность существовать в любых условиях, их осторожность, упорство, ум, оперирующий привычными категориями, их мещанство – вот черты, благодаря которым восточный человек часто больше процветает в буржуазной, особенно мелкобуржуазной жизни городов, чем люди других рас. У них не бывает столько планов, как у нордических людей, и такой экзальтации, как у динарцев. Реже, чем люди других европейских рас, восточные люди пребывают в хорошем настроении. «Они не понимают шуток. Они думают, что над ними издеваются» (Арбо). Англичане, американцы, шведы и датчане сами смеются над карикатурами на них, чехи, поляки, литовцы, эстонцы и югославы чувствуют себя оскорбленными. Восточный человек гораздо тесней, чем люди других европейских рас, связан с ближайшими предметами и целями, даль его не влечет. Он лучше понимает привычную, повседневную жизнь. Если брать область живописи, то очень много от восточной сути в картинах Ганса Тома2.

2. Налет созерцательности чувствуется и у творческих людей с восточной примесью, таких как Гете и Келлер, у которых эта примесь проявляется в пропорциях фигуры, а не в чертах лица, и таких как Лютер, Ганс Сакс, Гебель, Жан-Поль, Фриц Рейтер, Отто Эрнст, фон Швинд, Шпицвег, Готтхельф и Г. Тома, у которых эта примесь проявляется и в чертах лица. У таких нордических или преимущественно нордических людей, как Фихте, Гегель, Арндт, Мольтке, Геббель, а также у людей смешанного нордически-динарского типа, таких как Шиллер, Грильпарцер, Ницше, Кальвин, Ариосто, Тассо, мы тщетно будем искать черты созерцательности.

Восточный человек в сельских условиях любит свой клочок земли, в городских – тепло своего тесного, замкнутого мирка. Он всегда старается сочетать приятное с полезным. Работает он равномерно, качество его труда среднее. «Брахикефалы далеки от чисто научных устремлений, которым долихокефалы, движимые жаждой знаний, отдаются всем своим существом; но брахикефалы не упускают из вида практическую выгоду от новых изобретений, и часто бескорыстные долихокефалы становятся экономически зависимыми от брахикефалов» (Аммон. Естественный отбор у человека. 1893). Но «практичность» восточного человека всегда мелочна.

Восточный человек образует вместе со своей семьей замкнутую, самодостаточную группу. Одиночество нордического человека ему чуждо, он тесно связан со своей семьей и людьми того же типа. С ними он в приятных отношениях и постороннему человеку кажется «душевным». Сборища завсегдатаев в немецких пивных это сугубо восточное явление. В состоянии опьянения динарский человек бурно радуется жизни, нордический – груб и неукротим, а восточный – «само дружелюбие, доходящее до назойливой ласковости» (Арбо). В семьях восточных людей не бывает бурных ссор. Ни у кого семейное чувство не бывает столь сильным и теплым, как у восточной расы, но уже деревня – слишком много для его кругозора, не говоря об округе и тем более стране. Он не испытывает потребности в расширении связей. Хотя он ярко выраженный коллективист, его коллектив это узкий круг, в котором царят уют и тепло.

Поэтому в религиозной жизни он склонен к образованию небольших групп для культивирования особых форм религиозности. Государственная церковь кажется ему недостаточно благочестивой, он образует вместе с себе подобными нечто вроде секты, религиозная жизнь которой отличается спокойствием и теплотой, мечтательностью и задумчивостью, но часто также тупым самодовольством. Это явление наблюдается в юго-западной Норвегии, где сильна восточная примесь, а также в ряде протестантских местностей в южной Германии (в католицизме сектантство не поощряется).

Восточный человек не имеет воинственных наклонностей и неохотно идет в солдаты. Но при надлежащем командовании восточные люди столь же хороши в обороне, как нордические и динарские – в наступлении.

Не совсем верно называть восточных людей консерваторами в политическом смысле. Они в любой стране примыкают к той партии, идеи которой наиболее широко распространены и наиболее привычны. У крайних партий меньше всего восточных избирателей. В настоящее время духу восточной расы ближе всего либералы и социал-демократы. Но восточная раса – всегда ведомая раса.

Восточную расу трудно привести в движение, но, единожды сдвинутая, она может оказать сильное давление. Восточные люди склонны к массовости и уравниловке, их духу соответствует идея равенства. «Их склонность к демократическому учению о равенстве основана на том, что они сами ни в коем случае не хотят подниматься выше среднего уровня и испытывают к великому, которое они не могут понять, неприязнь если не ненависть» (Аммон). Похоже, идея равенства всех людей свойственна, прежде всего, широколицым и короткоголовым азиатам, от которых, может быть, произошли восточная и восточно-балтийская расы. Во всяком случае, для обеих этих рас характерно то чувство, которое Ницше называл «ressentiment» (злобная зависть), а Л. Ф. Клаусе – ненавистью к высшему. Восточная раса, как правило, отвергает необычное ради среднего. О сравнительно небольшом числе людей восточного и восточно-балтийского типа среди выдающихся людей Европы свидетельствует и исследование форм носа великих людей, которое провел Вудс («Journal of Heredity», том 12, 1921). По его словам, «лишь очень редко мы встречаем великого человека с маленьким или коротким носом».

Многим восточным людям присуща, обычно подсознательная, неприязнь, часто даже злобная зависть по отношению к людям других рас, которые нарушают их спокойную жизнь. Отсюда бросающаяся в глаза угрюмость восточных людей при общении с людьми других рас, их подозрительность и лукавство. Восточные люди неоткровенны, упрямы, коварны, ворчливы. Они не любят чужое, новое и необычное.

Но даже в борьбе за любезное ее сердцу «равенство всех людей» восточная раса нуждается в вождях, обычно принадлежащих к другой расе. Французскую революцию можно считать массовым явлением восточного и западного типа, но среди ее вождей преобладали нордические люди. Можно считать большевизм восточно-балтийским, восточным и центально-азиатским движением, но среди ее вождей до сих пор преобладали евреи, преимущественно переднеазиатской расы. Все движения восточной расы вынуждены искать вождей иной крови.

Восточный человек обычно миролюбив, он избегает ссор. Он никогда не бывает столь упрям и принципиален, как нордический человек, он ищет сходства, а не различия, ищет пути к примирению. В присутствии нордического человека он чувствует себя неуютно. Он более «практичен» и действует целенаправленно, обдуманно и осторожно даже в том возрасте, когда нордический человек еще делает глупости по молодости.

Любовь западного человека – страстная, нордического – глубокая, часто выражающая его мировоззрение, любовь восточного человека – суховатая или приторная (на чужой взгляд). Браки между восточными мужчинами и женщинами весьма прочны, брак мужчины иной расы с восточной женщиной часто превращается для него в муку, мужчина становится все более молчаливым и равнодушным; брак восточного мужчины с женщиной иной расы делает ее озлобленной или, при слабой натуре, – страдалицей.

Любимые цвета восточной расы – фиолетовый и коричневый.

Даже ребенком восточный человек выглядит более взрослым, чем нордический ребенок, но он никогда и не остается так долго молодым, как нордический человек. Он рано становится опытным, проявляет знание людей, раньше намечает себе определенные цели. Восточные дети – прилежные ученики, восточные женщины находят побочный заработок и помогают своим мужьям больше, чем женщины других европейских рас.

В целом образ восточной расы получается не очень привлекательным, хотя без ее участия индустриализация Центральной Европы была бы немыслимой. Но сравнение производится с точки зрения других рас. Если бы существовала особая восточная цивилизация (а то что ее нет, весьма показательно), оценка была бы совсем иной.

15. Психические качества восточно-балтийской расы

Психические качества восточно-балтийских или преимущественно восточно-балтийских людей описал Густав Рециус на примере тавастов, части финнов, у которых преобладает восточно-балтийская раса с нордической примесью. Я взял многое из его описания, но по ряду пунктов вынужден от него решительно отмежеваться. Духовную суть восточно-балтийской расы описал также Норденстренг, но, мне кажется, он больше описывает финнов, восточнобалтийско-нордическую смесь, а не саму восточно-балтийскую расу. Лучше всего духовную суть восточно-балтийской расы можно узнать на примере великорусского населения. Вот описание поведения русских крестьян, взятое из «Моих университетов» М. Горького:

«Это были, в сущности, добродушные животные. Любого из них легко можно было заставить смеяться детским смехом, любой из них мог с детским легковерием слушать рассказы о поисках счастья или о подвигах. Все, что пробуждало мечты о возможности легкой жизни по своему хотению, было дорого этим диковинным душам. Но когда они сбивались в серую толпу при встречах в городе или в портовом кабаке, они забывали все свои хорошие качества и наряжались, как попы, в одеяния лжи и притворства. Они начинали выказывать собачью преданность сильным, и тогда на них было противно смотреть. Или вдруг их охватывала волчья ярость, шерсть у них вставала дыбом, они скалили зубы и дико выли, готовые к драке. В такие моменты было неприятно на них смотреть, так как они могли разнести ту же церковь, в которую еще накануне вечером ходили кроткие и смиренные, как ягнята в загон».

Восточный человек людям других рас кажется поначалу молчаливым, серьезным, даже унылым и мечтательным, мало подвижным и неспособным к воодушевлению. «Он очень скупо выражает свои чувства, если это не раздражение или ненависть» (Норденстренг). Кажется, этот человек довольствуется малым. Но при более доверительном знакомстве обнаруживается гораздо более сложная картина. При доверительном общении молчаливый восточно-балтийский человек может стать очень разговорчивым. «Когда он развязывает язык, он становится чрезмерно многословен» (Норденстренг). За кажущимся довольством своей бедной жизнью нередко обнаруживается безграничное недовольство, которое обычно не проявляется просто из-за неспособности принимать решения. Эмоциональная жизнь восточно-балтийского человека весьма бурная, его внимание постоянно отвлекается от конкретного предмета и конкретного занятия. «Он охотно отдается своей силе воображения и не обращает внимания на окружающую действительность» (там же). Восточно-балтийский человек легко становится фантазером, он может жить в мире призраков, возникших в его мозгу, говорить при доверительных беседах многословно и вдохновенно, даже с лихорадочным вдохновением. В экзальтации он строит неясные планы и готов фанатично проводить их в жизнь. Однако разговоры восточно-балтийского человека, первоначально направленные на определенную цель, могут очень быстро стать бесцельными, хотя всяческие планы продолжают разрабатываться до деталей. В этом сказывается сила воображения, которая никогда не создает четких образов.

Нордический человек кажется восточно-балтийскому холодным, сухим, бесчувственным и расчетливым, потому что нордическая сила воображения, несмотря на смелый полет мысли, всегда возвращается к действительности3.

3. Ленц прав, когда считает ненордическим многое из того, что само себя называет «немецким идеализмом». Восточно-балтийская примесь в Германии противопоставляет себя в качестве «немецкого идеализма» нордическому идейному миру, который она обвиняет в «рационализме».

Нордическая сила воображения более архитектоничная, восточно-балтийская – более музыкальная. Но главный признак восточно-балтийской расы – неспособность к принятию решений. Отсюда и взгляд на преступников как на «несчастных людей».

Недовольство может овладеть людьми восточной расы, они начнут рьяно воплощать в жизнь какие-нибудь идеи и навязывать их другим, но все равно так и не решат, что для них хорошо, а что плохо.

Творческая одаренность восточно-балтийской расы проявляется прежде всего в музыке и литературе. Сила воображения сочетается с хорошим знанием людей и умением их описывать, причем часто в мрачных тонах – вспомним русские романы – и с особой тягой к унизительно-смехотворному, странному и гротескному. При всем внешнем реализме и часто убедительном описании характеров в восточно-балтийской литературе всегда присутствует нечто запутанное, авантюрное, нереальное, одновременно озлобленное и растерянное. Восточно-балтийского человека тянет к колдовству, к спиритизму, потому что душа его никогда не может довольствоваться реальностью. Он все время ищет какого-то «спасения». Поэтому среди восточно-балтийского населения процветают разные секты, отсюда же навязчивая любовь к ближним. Люди восточно-балтийской расы, как и восточные, – но общество для восточно-балтийского человека становится чем-то мистическим.

Восточно-балтийского человека тянет к общению, он старается проникнуть в духовную жизнь других и при этом сам в духовном плане охотно раздевается перед ними догола. Его можно было бы назвать «прирожденным психологом», если бы его описания людей были более ясными. Многие восточно-балтийские люди обладают актерским даром. Музыка восточно-балтийской расы тяготеет к расплывчатым, протяжным мелодиям.

Восточно-балтийский человек всегда готов помочь ближнему и гостеприимен. Он верен своим друзьям. Одиночества он не любит, предпочитает общество и некритично воспринимает общепринятые идеи. Он очень терпелив. Восточно-балтийские люди мыслят масштабами всей страны, поэтому руководителям государства легко использовать их для своих целей.

С точки зрения восточно-балтийского человека, «все в руце Божьей». Он фаталист и очень вынослив в труде. Если он не способен к целенаправленному, обдуманному действию, то он может упорно работать. В делах веры и политики он при всем своем фатализме склонен к фанатизму и нетерпимости.

В отношениях с чужими восточно-балтийский человек всегда сдержан и осторожен, поэтому он часто кажется коварным и лживым. Во всяком случае легко вызвать у него недоверие. Он завистлив и мстителен, умеет рассчитывать планы мести и выжидать подходящей возможности, чтобы отомстить. Он груб с женщинами и груб вообще. На востоке Германии, где сильна примесь восточно-балтийской расы, велико число преступлений, таких как нанесение тяжелых увечий и кражи.

У восточно-балтийского человека чувства легко переходят в противоположные, вообще у него быстро меняются настроения. От необузданной ярости он может быстро перейти к миролюбивой сентиментальности, от упрямства к раскаянию и самоосуждению, от растерянности к зазнайству, от вялости к озлобленности. Столь же своеобразно сочетание преданности ближним и безграничного миролюбия с завистливым эгоизмом и лукавством в одном и том же человеке. Характерна также тяга к расточительству у разбогатевших восточно-балтийских людей. Вообще восточно-балтийская душа стремится к крайним пределам, к безмерному. Тусклая повседневная жизнь вдруг прерывается взрывом страстей. Восточно-балтийские мыслители легко впадают либо в рационализм (пример – Иван Карамазов), либо в мистицизм.

Восточно-балтийскому человеку редко удается сохранить богатство. Он может неделями тупо работать, а потом весело выбросить заработанные деньги, причем в пьяном виде он необуздан и может впасть в слепую разрушительную ярость. Вообще восточно-балтийские люди не очень чистоплотны. У богатых это сочетается с любовью к роскоши.

По умственной одаренности восточно-балтийская раса выше восточной и несомненно выше западной. Восточно-балтийский человек соображает медленней, но в конечном счете все понимает правильно, его ум менее острый, но более гибкий и изобретательный. То, что восточно-балтийская одаренность не достигает нордического уровня, и неспособность этой расы к принятию решений проявляется в том, что в России и Финляндии, как и везде где преобладает восточно-балтийская раса, руководящий слой преимущественно нордический.

Что касается особого дара к изучению иностранных языков, который иногда приписывают восточно-балтийским людям, то я не согласен с этим мнением.

Как видим, образ восточно-балтийской расы таков, что он напоминает нам персонажей русских романов. И это не случайно, так как русские романы родились в народе с сильной восточно-балтийской примесью, и у таких людей, как Достоевский, эта примесь заметна и в физических, и в психических чертах.

16. Психические качества фальской (дальской) расы

Ленц не находит у фальской расы такой же тяги вдаль, как у нордической; она больше привязана к своей родине. Он считает фальских людей еще более надежными, чем нордические, и интравертными. Еще меньше, чем нордический, фальский человек способен сочувствовать другим людям. Его отличают замкнутость и упрямство, у него больше таланта к архитектуре и изобразительным искусствам, чем к музыке и риторике. Это скорее ударная сила под руководством нордических людей, чем сама руководящая сила, хотя у ряда величайших немецких вождей была сильная примесь светловолосой богатырской расы, например, у Бисмарка и Гинденбурга (к этому же типу следует отнести Вашингтона и Бьернсона).

По описанию Керна, фальский человек скрытен, но дружелюбен. Он обидчив и не терпит чужого превосходства. Он по-медвежьи груб и хитер, более силен в обороне, чем в наступлении, в нем больше трезвого расчета, чем смелости, больше любви к свободе, чем желания господствовать.

Таким образом, речь идет о тяжеловесной, мало подвижной расе. Люди этой расы никогда не бывают легкомысленными и безумно храбрыми, как нордические. Они более терпеливо сносят несправедливость по отношению к ним, чем нордические люди. В самом характере фальских людей заложено стремление быть верными и надежными. Из них выходят хорошие стражи порядка. Ряд «капитанов экономики» рейнско-вестфальской промышленной области также принадлежит к этому типу.

Хотя фальский человек при первом знакомстве уклончив и недоверчив, то позже, когда отношения становятся близкими, выясняется, что это более теплый и добродушный человек, чем нордический. Таков же он и в своей религиозной жизни. Фальский тип часто встречается в Нижней Саксонии. Если нордический человек и в религиозной жизни больше проявляет свою волю, то фальский – свою сердечность. Нордический человек более смел, фальский более глубок. Нордический человек больше падок на новое, он творец новых идей, прежде всего, в естественных науках, технике и государственной жизни: фальский – упорен до упрямства. Он может отгородиться от других людей и чужих мыслей с железным упорством, которое внешне может выглядеть как долготерпение.

Именно среди фальской расы часто встречаются люди, которые ничего не забывают. Фальские люди охотно помогают другим, даже если их об этом не просят, но сами не любят, чтобы им помогали. В них есть нечто первобытное. Их можно принять за потомков великанов доисторических времен.

В немецком народе фальская раса больше всего представлена среди крестьян, особенно среди гроссбауэров, а также среди помещиков. Может быть, это главная причина сохранения в чистоте фальской расы со времен ее предшественников – кроманьонцев.